+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Административное правонарушение, его природа и состав.

Дата: 06.09.2011    Автор: А.В. Иванов

Тот факт, что в отличие от преступлений, вред, причиненный административными правонарушениями, по общему правилу, является меньшим, чем преступлением, и степень общественной опасности административных проступков по сравнению с преступлениями является более низкой, не является свидетельством того, что административное правонарушение лишено общественной опасности.

Общественная вредность или опасность является объективным свойством, объективным в том смысле, что деяние причиняет вред обществу, интересам отдельных граждан независимо от осознания данного обстоятельства законодателем. Вместе с тем, отнесение деяния к противоправному (закононарушающему) находится в зависимости от законодателя и от него в решающей мере зависит придание общественно опасному деянию официальной огласки либо же его замалчивание. Противоправность деяния обусловлена общественной вредностью (опасностью), порождена ею. Вне связи с этим деяние не может быть признано противоправным.

Мы согласны с мнением В.Л. Куланова о том, что противоправное поведение получает объективное выражение в поступках человека.[7] В этой связи уместно замечание К.Маркса, который писал: “Помимо своих действий я совершенно не существую для закона, совершенно не являюсь его объектом”.[8]

В части первой статьи 29 Конституции Российской Федерации определено, что каждому гарантируется свобода мысли и слова.[9] Свобода мысли - это право, без которого невозможна нормальная жизнедеятельность людей, общества в целом. Это право провозглашено в статьях 18 и 19 Всеобщей декларации прав человека и в статьях 18 и 19 Международного пакта о гражданских и политических правах[10].

Из сказанного следует, что правонарушением не могут быть мысли и чувства.

Границы противоправности и меру ответственности за их нарушение устанавливает государство, которое выносит свое решение на основе оценки комплекса объективных и субъективных фактов, в их числе: национальные традиции, особенности исторической обстановки, общественное мнение, значимость охраняемых отношений, степень причиненного вреда и т.д.

Достаточно распространенное и ныне в юридической теории положение о том, что противоправность есть юридическое выражение общественной опасности, требует уточнения. В специальной литературе между тем именно эта формально-юридическая сторона противоправности очень часто абсолютизируется. До недавнего времени почти общепризнанным считалось, что сам факт запрещения деяния в правотворческом акте определяет противоправность деяния. Такой подход, воспринимавшийся в качестве правотворческой и правоприменительной доктрины, порождал правонарушающие акты и соответственно приводил к привлечению к юридической ответственности лиц, приносивших своей деятельностью общественную пользу.

Понятие противоправности не может быть сведено лишь к внешней его стороне. По этой причине в противоправности следует различать два аспекта.

Во-первых, противоправность есть объективированная форма выражения общественно вредного, его внешняя сторона. Это значит, что общественно вредное (опасное) деяние должно быть официально удостоверено (подтверждено) законом в качестве противоправного.

Во-вторых, противоправность есть объективное свойство правонарушения. Объективное в том смысле, что всякое правонарушение посягает на сущностное в праве, т.е. на те социальные блага, которые представляет право: защищаемый им общий интерес (как объединение различных специфических согласованных частных и публичных интересов), тот порядок в общественных отношениях, который поддерживается при помощи правового инструментария, прогрессивную деятельность и конструктивные способы ее осуществления.

До введения в действие Основ законодательства Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях  преобладающей была точка зрения о том, что административный проступок - это нарушение только норм административного права. Однако дело обстоит не так. Часть административных проступков направлена против порядка управления, действительно регулируемого административным правом. Но такие нарушения, как мелкие хищения чужого имущества (статья 49 КоАП) совершаются не в сфере управления, а в сфере производства и обращения. Административные правонарушения в области охраны окружающей природной среды, памятников истории и культуры, перечисленные в главе 7 КоАП совершаются соответственно в сфере охраны окружающей природной среды, памятников истории и культуры.

Правонарушение изначально посягает на то, что берется под защиту. Именно в этом смысле противоправное неотделимо от общественно опасного, вредного.

В формально-логическом плане это может быть выражено следующим образом: “Все, что общественно вредно (опасно), то противоречит праву”. И соответственно: “Противоречащими праву являются только те деяния, которые общественно вредны (или опасны)”. В действительности от этой конструкции могут наблюдаться два типа отклонений:

1) “Не все, что запрещено законом в качестве противоправного, в действительности общественно вредно и опасно”;

2) “Не все, что общественно опасно, запрещено законом как противоправное”. И то и другое явления нежелательны и указывают на то, сколь важным является адекватное совмещение в действующем законодательстве общественно вредного и противоправного.[11]


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное