+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Институты непосредственной демократии (прямого народовластия) в механизме разделения властей Армении - Джангирян Ж.Д.

Дата: 29.07.2011    Автор: Ж.Д. Джангирян

Джангирян Ж.Д.,
ректор университета Гладзор (Армения),
кандидат юридических наук
Институты непосредственной демократии (прямого
народовластия) в механизме разделения властей Армении

Местное самоуправление – сложное, многогранное явление. О.Е. Кутафин и В.И. Фадеев рассматривают местное самоуправление как основу конституционного строя, форму народовластия, право населения на самостоятельное решение вопросов местного значения[1]. С этой позицией следует согласиться. В законодательстве зарубежных стран, как правило, не зафиксировано включение местных органов в систему осуществления государственной власти, но в то же время обычно не закрепляется и противопоставление органов местного самоуправления и государства. Вообще термин «местное самоуправление» в законодательстве большинства зарубежных государств не применяется. Так, в Великобритании и Греции используется термин «местное управление», в Португалии – «местная власть», в Испании – «местная администрация». В Китае местные органы именуются «органами государственной власти на местах», а о самоуправлении говорится только в отношении национальных автономных образований. В ряде стран вообще в законодательстве никак не характеризуется система организации публичной власти на местах, а просто говорится об органах в муниципиях (Бразилия), коммунах и ландстингкоммунах (Швеция), областях, провинциях, коммунах (Италия) и т.п. Правда, в некоторых странах указывается в конституциях на наличие «местного самоуправления» – в Японии, Болгарии, Словакии и некоторых других странах[2].

Республика Армения представляет собой унитарное государство, административно-территориальными единицами которого являются области. В ноябре 1995 г. Национальное Собрание Республики Армения приняло закон «Об административно-территориальном делении Республики Армения»[3]. Согласно этому закону, территория Республики делится на 10 марзов (областей), cтатус марза получил Ереван. Во главе областей находятся губернаторы. В свою очередь, области подразделяются на сельские и городские общины, в которых осуществляется местное самоуправление.

Положение о производном характере государственной власти нашло свое законодательное закрепление в Конституции Республики Армения 1995 г.: «Народ осуществляет свою власть посредством свободных выборов, референдума, а также через предусмотренные Конституцией государственные органы, органы местного самоуправления и должностных лиц (ч. 2 ст. 2 Конституции Армении)». Однако приведенная формулировка представляется недостаточно корректной: в местном самоуправлении реализуется власть лишь местного населения. Поэтому нельзя говорить, что через органы местного самоуправления народ осуществляет свою власть.

Проблема «отделенного» от государственной власти местного самоуправления в последние годы стала предметом дискуссии[4].

Конституция Республики Армения 1995 г. закрепила основные принципы местного самоуправления в Армении. Функции и полномочия органов местного самоуправления определены в законодательных актах о земле, о налогах, о бюджете и т.д. Деятельность органов местного самоуправления является подзаконной, направленной на осуществление в пределах переданных местному самоуправлению полномочий законов и иных нормативных правовых актов.

Сложность реформирования местного самоуправления в Армении состоит в отсутствии стройной концепции местного самоуправления, о его сущности и предназначении. Армения одна из тех республик, где был установлен принцип полного самоуправления местных органов, что на наш взгляд, необоснованно. Так как поколения, выросшие при Советской власти, где все вопросы решались централизованно, не могут в одночасье осуществлять самоуправление эффективно. Здесь важно признать и отсутствие традиций непосредственной демократии, необходимость значительного времени для формирования культуры самоуправления, подготовки кадров для муниципальной службы, обладающих необходимыми профессиональными навыками. Эта проблема не является специфичной для Армении. Напротив, это общая для всех государств постсоветского пространства проблема. Также очевидно, что утверждение принципов самоуправления не должно вести к отказу органов государственной власти от своей ответственности за положение дел на местах.

Наиболее распространенной является государственная теория самоуправления, сущность которой в утверждении, что органы местного самоуправления являются, по существу, органами государственного управления, что их компетенция является не какой-либо особенной, самобытной, естественной, а целиком и полностью создается и регулируется государством[5].

Самоуправление не должно быть самоцелью, его отделение от государства может привести к серьезным политическим противоречиям в обществе, сопровождающимся раздвоением власти и гибелью государства. Существующая во многих странах правовая система местного самоуправления в основном подтверждает, что самоуправление сочетает в себе элементы государственного и общественного начал. Об этом свидетельствует, например, п. 1 ст. 3 Европейской хартии местного самоуправления, в соответствии с которым под местным самоуправлением понимаются право и реальная способность органов местного самоуправления регламентировать значительную часть государственных дел и управлять ею в интересах местного населения[6].

Связь самоуправления с государством выражена через осуществление им государственных дел, налоговую политику, принятие законов о самоуправлении, выборы, содействие в военной мобилизации, обеспечении общественного порядка, социальные программы. Осуществление государственных полномочий, как правило, должно преимущественно возлагаться на органы власти, наиболее близкие к гражданам. Органы самоуправления, названные в Хартии «органами власти», наделяются правом осуществлять государственные полномочия. Следовательно, они являются в широком смысле слова продолжением государственного управления на местах, т.е. государственные начала самоуправления заложены в выполняемых им функциях. Кроме того, государственность самоуправления, согласно ст. 9 Хартии, проявляется в том, что «государство регулирует распределение финансовых средств между органами местного самоуправления, предоставляет им субсидии на финансирование определенных проектов». Без решения этой задачи государством местное самоуправление не в состоянии функционировать.


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное