+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Некоторые проблемы конституционно-правового обеспечения социальной защиты населения Российской Федерации - Лепихов М.И.

Дата: 20.07.2011    Автор: М.И. Лепихов

М.И. Лепихов,
к.и.н., доцент кафедры государственного
строительства и права РАГС

Некоторые проблемы конституционно-правового обеспечения
социальной защиты населения Российской Федерации

В последнее 10-летие наблюдаются стойкие вымирание населения (прежде всего государствообразующего этноса - русских) и падение рождаемости, что ставит под угрозу само существование Российского государства: объективно исчезает носитель суверенитета и единственный источник власти в Российской Федерации - ее многонациональный народ (ч. 1 ст. 3 Конституции РФ). Главные причины процесса депопуляции - экономическое неблагополучие, бедность, неуверенность в завтрашнем дне большинства населения. Если по уровню человеческого развития, определяемому ООН (уровень здравоохранения, образования, культуры и т.д.), СССР занимал одно из первых мест в мире, то Россия сегодня - 60-е, причем падение продолжается. Усиливается дифференциация доходов: если 10 лет назад соотношение их минимальных и максимальных размеров в крайне децильных группах населения составляло 1:8, то сегодня - 1:40[1]. К этому необходимо добавить досрочное, беспрецедентное в мировой практике, возвращение страной, находящейся в экономическом коллапсе, многомиллиардного внешнего долга. Зачем власти брали и куда израсходовали огромные валютные кредиты населению не объяснили, что противоречит ч. 3 ст. 15 Конституции Российской Федерации, в которой, в частности, сказано: «Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения». Эти действия власти нарушили и другие статьи Основного Закона Российской Федерации. В связи со сказанным, по нашему мнению, неотложной задачей в социально-экономической политике государства (как краткосрочной, так и долговременной) должна стать выработка комплекса политико-юридических и социально-экономических мероприятий, которые бы остановили демографическую катастрофу, способствовали бы «сохранению народа».

По мнению ведущих российских экспертов, показательна в рассматриваемом аспекте модель развития Туркменистана. Она исходит из того, что «любые преобразования не должны идти в ущерб людям». Экономика здесь реформируется эволюционным путем с упором на сохранение и увеличение роли социальных программ, приоритете социальной защиты населения. Разумное сочетание рыночных и социально ориентированных механизмов обеспечивает устойчивость туркменской экономики, социально-политическую стабильность, доверие населения к реформам. На базе современных технологий динамично развиваются все отрасли народного хозяйства, в первую очередь - базовые, сокращается, в частности, на этой основе импорт продовольствия. Вчерашняя сырьевая республика расширяет список выпускаемой готовой продукции, идущей в том числе и на экспорт: например, до 90 % общего производства сжиженного газа. Как известно, многие из стран СНГ, получив независимость, набрали иностранные кредиты с отсрочкой выплаты на много лет, что сделало грядущие поколения этих государств заложниками политики нынешних руководителей. Туркменистан и его лидер С. Ниязов отказались от такой практики: они чувствуют ответственность не только перед будущим, но и настоящим, результатом чего является неуклонно повышающийся уровень благосостояния населения[2].

Одним из критериев заботы государства о достойном уровне жизни населения выступает юридическое закрепление соотношения минимального размера оплаты труда (МРОТ) и реального среднего уровня заработной платы по стране, а также величины прожиточного минимума. В соответствии с взятыми на себя Россией международными обязательствами минимальная зарплата, пенсия и другие пособия не могут быть меньше такого важного индикатора, как прожиточный минимум. В первой половине 90-х гг. международные финансовые институты (МФИ) упорно добивались от Правительства РФ определения такого основного индикатора социальной сферы, каким является прожиточный минимум, на основе которого должно быть установлено базовое (причем выше прожиточного минимума) денежное пособие. В январе 1998 г. вступил силу Федеральный закон «О прожиточном минимуме в Российской Федерации»[3], однако в федеральном бюджете 1998 г. средства на индексацию минимальной зарплаты и пособий, а также на исполнение рассматриваемого Закона заложены не были. В результате МРОТ на начало 2000 г. не превышал 1/10 прожиточного минимума, хотя МФИ выделили на эти цели не менее 1,2 млрд. долл. США. Это одно из многих свидетельств того, что причины катастрофы социальной сферы лежат внутри страны.

С одной стороны, развитие российской социальной политики, как и в других странах мира, немыслимо без активного государственного участия, а с другой, - в конкретных условиях России само государство стало основным разрушителем социальной сферы. Выход из этого заколдованного круга один - укрепление самого государства, что при реальном всевластии бюрократии, крайне не заинтересованной в таком решении вопроса, является весьма трудным делом[4].

Правительство Российской Федерации сегодня считает, что МРОТ может составлять менее 21,6 % от величины прожиточного минимума (хотя этот минимум соответствует физиологическому, т.е. обеспечивающему индивидууму только элементарное биологическое выживание), а уравнивание этих величин - возможным лишь через 6-7 лет. Величина прожиточного минимума рассчитывается на основании потребительской корзины. Срок действия Федерального закона «О потребительской корзине в целом по Российской Федерации»[5] продлевался 3 раза (т.е. величина этой корзины остается неизменной уже 3 года). Подобное происходит на фоне значительного роста коммунальных платежей и цен на основные товары народного потребления. Как это соответствует ч. 1 и 2 ст. 7 Конституции Российской Федерации? Хотя широко известно, что еще в 70-е годы прошлого века утвержденный в СССР минимальный уровень заработной платы на 40 % превышал величину прожиточного минимума. В США сегодня величина федерального прожиточного минимума составляет 50 % от размера средней заработной платы. К этому надо добавить, что в странах Европейского Экономического Союза и США 75 % населения с самым низким уровнем дохода получают поддержку за счет трансфертных платежей и льготного налогообложения.


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное