+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

О системе судов специальной юрисдикции в Российской Федерации - Штин И.Н.

Дата: 21.07.2011    Автор: И.Н. Штин

И.С. Штин,
соискатель кафедры государственного
строительства и права РАГС

О системе судов специальной юрисдикции в Российской Федерации

Суд в нашей стране является единственным органом государственной власти, который наделяется по Конституции Российской Федерации правом осуществлять правосудие по гражданским, уголовным и административным делам, а также устанавливать при рассмотрении заявлений частных лиц, органов местного самоуправления и государственных органов (их должностных лиц) соответствие нормативных и ненормативных актов различных органов представительной и исполнительной власти Конституции, федеральному закону, общепризнанным принципам и нормам международного права, а также конституциям республик, уставам и законам субъектов Федерации. В этом выражается исключительность положения суда в системе государственных органов, и этим объясняется «выведение» его за пределы системы правоохранительных органов.

Специализация человеческой деятельности, регулируемой правом, осуществляемой в форме правоотношений, требует формирования специализированных органов, осуществляющих охрану и защиту правоотношений, возникающих в данных сферах. В начале, еще в древности, формируются специализированные правоохранительные органы, а в современном обществе - еще и специализированные судебные органы.

Последние в нашей стране представлены системой арбитражных и военных судов, Конституционным Судом Российской Федерации с конституционными (уставными) судами субъектов Федерации. Арбитражные и военные суды - осуществляют правосудие по делам определенных категорий (гражданским, административным; а военные суды - еще и по уголовным) и образуют «надзорные вертикали», самостоятельную арбитражную или в системе судов общей юрисдикции.

Конституционный Суд Российской Федерации и конституционные (уставные) суды регионов осуществляют конституционный контроль и не образуют между собой «надзорную вертикаль». Это положение не безупречно, т.к. каждый суд такого рода является судом «первой и последней инстанции»[1]. При этом ряд споров, рассматриваемых ими, затрагивают самым непосредственным образом права и свободы граждан, конституционно - правовая охрана которых едина во всей России и даже во всех государствах, ратифицировавших международные конвенции о правах человека и гражданина (на это указывает, в частности, практика Европейского суда). Российская Федерация ратифицировала 5 мая 1998 г. Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод и Протоколы к ней, которые становятся частью национального законодательства России. Граждане получают возможность строить защиту своих прав и интересов в судах непосредственно на положениях Конвенции и Протоколов и обжаловать в Европейский суд ущемляющие их права решения российских судебных инстанций[2]. Право каждого на обращение в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека и гражданина закреплено ч. 3 ст. 46 Конституции Российской Федерации. Следовательно, по вопросам, отнесенным к исключительному ведению Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации можно наделить правом пересматривать в апелляционном и кассационном порядке решения конституционных (уставных) судов субъектов Федерации. По иным вопросам, относящимся к ведению субъектов Федерации, к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов, такой пересмотр будет означать неправомерное вмешательство в дела субъекта Федерации. Точно так же пересмотр решений российских судов (очевидно, включая и решения Конституционного Суда РФ) по вопросам прав и свобод человека и гражданина, признаваемым и гарантируемым нашим государством в соответствии с международным договором, не ограничивает государственный суверенитет России.

Права и свободы человека и гражданина еще с середины XX в. вообще не признаются по международному праву «внутренним делом» того или другого суверенного государства. Актуальной проблемой становится имплементация законодательства Совета Европы (в связи со вступлением нашей страны в эту международную организацию) в наше законодательство, судебную и правоприменительную практику[3]. Для отечественной судебной системы это означает не только появление как бы еще одной, высшей судебной инстанции в достаточно большом диапазоне судопроизводственной деятельности, но и необходимость изменения организационных структур высших судебных органов и их судебно-надзорной деятельности. Свое завершенное выражение получает принцип права каждого на судебную защиту. Данный принцип, по мнению автора, является важнейшим и системообразующим среди принципов судоустройства. Профессор Т.Г. Морщакова в интервью журналу «Эксперт» приводит пример Германии, у которой вопросы судоустройства регламентирует «старый, жуткий закон, который тем не менее идеально применяется - так, что не вызывает нареканий даже у Европейского Суда. Немцы не признают принцип состязательности - у них инквизиционный процесс, имеющий целью установление истины. Но они берут одну - единственную буковку в законе и говорят: каждому должен быть обеспечен доступ к суду. И это выполняется настолько последовательно и пунктуально, что вопрос о состязательности не возникает. Мы же пишем «состязательность» и много других хороших вещей, а в судебные инстанции не попадешь»[4].

Вопросы построения системы специальных (специализированных) судов (тех, которых в европейских странах называют «трибуналами») самым непосредственным образом связаны с решением проблемы доступности судебной защиты, ее своевременности и привлекательности для граждан и организаций. Достаточно сказать, что в той же Германии, обладающей наиболее развитой в Европе системой общих и специальных судов, трудятся 60 тыс. судей, а в России - только 16 тыс. Отметим, что действующий Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г. в ст. 26 ограничивает возможность создания специализированных судов в системе судов общей юрисдикции определенными рамками: материальная (предметная) юрисдикция таких судов ограничена гражданскими и административными делами; специализированные суды могут создаваться только как федеральные суды[5].Однако данное ограничение не распространяется на случаи формирования новых «надзорных вертикалей» судебных органов, как, например, арбитражных судов. Во-вторых, специализированные суды учреждаются «путем внесения изменений и дополнений» в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации». Следовательно, в случае необходимости законодатель может изменить и саму формулировку ст. 26 Федерального конституционного закона «О судебной системе в Российской Федерации». Тем более, существование специализированных судов, рассматривающих преимущественно уголовные дела - военных судов - предусмотрено самим Законом. Существует только одно, но очень важное, ограничение - запрет на создание чрезвычайных судов.


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное