+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Проблема в правовом и моральном регулировании поведения государственных служащих - к.ю.н. Морхат П.М.

Дата: 08.09.2011    Автор: к.ю.н. П.М. Морхат

    На данный момент предприняты разработки и принятия Морального кодекса государственных служащих. Доказательством этого может служить прецедент, имевший место в мае 2000 года. Депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации (Б.Е. Немцов, Н.Д. Ковалев, В.Н. Лысенко, С.С. Митрохин, В.А. Рыжков, В.Н. Южаков) подготовили проект федерального закона № 85554-3  «Кодекс поведения государственных служащих Российской Федерации».

В качестве основных понятий вынесены лишь два определения: «государственный служащий» и «ненадлежащая выгода», что сразу свидетельствует об ограниченности этого законопроекта по объему действий. Вторая глава раскрывает правила добросовестного служебного поведения через такие категории как честность, беспристрастность, справедливость, корректность, общественное доверие, лояльность, ответственность, права и законные интересы граждан, честь и достоинство. Важность названных этических категорий не вызывает сомнения, однако настораживает некоторая некорректность формулировок, в частности, несоответствие по объему названия статьи и её содержания. Например, ст. 11 («Честь и достоинство»), раскрывает эти понятия следующим образом: «Государственный служащий обязан обеспечить конфиденциальность ставших ему известными в связи с исполнением служебных обязанностей сведений, документов, затрагивающих частную жизнь, честь и достоинство граждан, если иное не предусмотрено федеральным законом». Как видно, категории чести и достоинства проект применяет к гражданам, тогда как о применении их по отношению к самим государственным служащим в статье не упоминается. На наш взгляд, это неправильно, так как лица, выступающие от имени государства, заботясь о своей чести и сохранении достоинства, тем самым поддерживают авторитет как института государственной службы, так и самого государства. Глава II «Правила антикоррупционного поведения», содержит следующие статьи, рассматривающие коррупционно-опасное поведение, конфликт интересов, интересов вне государственной (муниципальной) службы, политическую нейтральность, подарки, отношение к ненадлежащей выгоде, уязвимость государственного служащего, злоупотребление служебным положением, использование служебного положения и имущества, использование информации, интересы после прекращения государственной (муниципальной) службы, отношения с бывшими государственными служащими.

Многие из этих статей дублируют положения первой главы. Например, категория «политическая нейтральность» раскрыта в статье «лояльность», уязвимость государственного служащего – в статье, где раскрывается понятие справедливости. Некоторые статьи вообще выходят за рамки этического кодекса, в частности, злоупотребление служебным положением (за это предусматривается уголовная ответственность (ст. 117 Уголовного кодекса Российской Федерации). Глава III «Соблюдение Кодекса и санкции» содержит статьи, регулирующие соблюдение кодекса, санкции, информирования о нарушениях, ответственность вышестоящих руководителей, деятельность комиссии по служебным спорам, защиту интересов государственного служащего, гражданский контроль. Рассмотрим механизм образования комиссии по служебным спорам. Руководитель государственного органа создает для рассмотрения нарушений (предполагаемых нарушений) правил служебного поведения комиссию по служебным спорам на постоянной или временной основе. В состав комиссии по служебным спорам включаются представители структурных подразделений государственного органа (органа местного самоуправления), профсоюзов, коллектива государственных служащих (избираемого на их собрании), представитель вышестоящего государственного органа (если он есть), юрист. Отсюда следует, что сам руководитель решает, создавать ему эту комиссию или нет, кого включить в его состав, на какой основе он будет работать. Получается, что этот государственный орган будет контролировать собственную деятельность. На наш взгляд, с этим трудно согласиться. Поскольку документ нуждался в доработке, он не был принят, так как регулировать такую важную сферу государственной службы, как нравственное состояние нельзя без четко сформулированных, выработанных на основе анализа мирового опыта принципов и положений.

12 августа 2002 года был принят указ Президента Российской Федерации «Об утверждении общих принципов служебного поведения государственных служащих». Необходимо остановиться на таком моменте, как подзаконность данного документа. Кроме того, названные принципы носят обязательный характер применительно к государственным служащим категории «Б» и «В», а применительно к лицам, замещающим должности категории «А», носят рекомендательный характер – «рекомендовать лицам, замещающим государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации и выборные муниципальные должности, придерживаться принципов, утвержденных настоящим Указом, в части, не противоречащей правовому статусу этих лиц»[1]. Возникает вопрос: какой законодательный акт регулирует поведение государственных служащих категории «А»? На сегодняшний день этот вопрос остается открытым. Что касается содержания данного Указа, то на наш взгляд, он не в полной мере соответствует приоритетам, которые закреплены в Конституции Российской Федерации. В данном Указе приоритеты распределились следующим образом: государственный служащий должен сознавать ответственность перед государством, обществом, гражданами, однако институт государственной службы существует, в первую очередь, для граждан и направлен на решение проблем, которые возникли в обществе.

В перечне принципов отсутствуют такие принципы, как патриотизм, гражданственность, открытость, честность государственного служащего, честь и достоинство государственного органа, корректность, подотчетность гражданам, ведения здорового образа жизни, запрет принимать подарки. Такие категории, как добросовестность, законность, независимость, бескорыстие, корректность, объективность перечисляются в Общих принципах, но не раскрываются, что вызывает неточность в толковании. Более того эти принципы прописаны, зафиксированы, но санкции за их нарушение не предусмотрены. Не указываются способы контроля предъявленных требований. Таким образом, получается, что закрепленные принципы общего поведения государственных служащих, а на практике никакого положительного результата не получено. Отсутствие систематического этического обучения государственных служащих позволяет с достаточной долей вероятности судить о том, что далеко не все сейчас знакомы с «Общими принципами поведения государственных служащих».


[1] Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 33. Ст. 3196.


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное