+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Роль конституционного правосудия в регулировании федеративных отношений - Попов Д.Г.

Дата: 29.07.2011    Автор: Д.Г. Попов

Попов Д.Г.,
соискатель кафедры государственного строительства и права
Роль конституционного правосудия в регулировании
федеративных отношений

Российская Федерация обладает необходимыми юридическими механизмами и государственными институтами, в силах которых разрешить накапливающиеся противоречия между федеральным и республиканским законодательством. Вместе с тем до настоящего времени практически единственным правовым механизмом и государственным институтом, полномочным разрешать постоянно нарастающее количество противоречий между федеральным законодательством и законодательством субъектов Федерации, остается Конституционный Суд Российской Федерации.

Федеральным конституционным законом от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» в сравнении с законом РСФСР «О Конституционном Суде РСФСР» была значительно расширена компетенция данного государственного органа в сфере регулирования вопросов соответствия нормативных актов. Так, если в соответствии с ранее действовавшим законом Конституционный Суд РФ давал заключения по вопросу соответствия Конституции РСФСР только в контексте соблюдения положений о разграничении полномочий между Федерацией и республиками в ее составе, то ст. 3 ныне действующего закона наделяет Конституционный Суд РФ как судебный орган конституционного контроля полномочиями по разрешению дел о соответствии Конституции Российской Федерации конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Федерации как по вопросам, относящимся к ведению органов власти Федерации, так и по вопросам совместного ведения органов государственной власти России и органов власти субъектов Федерации.

Согласно требованиям ст. 125 Конституции РФ Конституционный Суд разрешает дела о соответствии федеральной Конституции нормативных правовых актов, а также споры о компетенции между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов. Согласно ч. 3 ст. 74 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд РФ принимает постановления только по предмету, указанному в обращении, и лишь в той части акта, конституционность которой подвергается сомнению. Поэтому уже в принятых постановлениях Конституционного Суда РФ о признании неконституционными ряда положений уставов субъектов Федерации не нашли отражения некоторые нормы, которые также являются не соответствующими Конституции РФ.

Хотя Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» прямо предусматривает ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение решений Конституционного Суда (ст. 81), при низком уровне осознания естественности следования судебным решениям эта норма продолжает сохранять высокую степень фиктивности, обусловленную прежде всего отсутствием механизмов и процедур осуществления мер подобной ответственности всеми возможными средствами государственного принуждения.

Продолжают оставаться актуальными вопросы обеспечения реализации и неукоснительного исполнения принятых решений. Это – вопрос правовой культуры как общества в целом, так и прежде всего должностных лиц и органов, решения которых оспариваются. Имеющийся недостаток правовой культуры должен быть замещен действенными механизмами принуждения к исполнению решений Конституционного Суда РФ. Следует уточнить положения ч. 2 ст. 87 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» в части обеспечения фактической утраты юридической силы тех нормативных актов, которые были признаны Конституционным Судом РФ противоречащими Конституции РФ и федеральному законодательству. Федеральная юстиция должна быть способна обеспечить ответственность, в том числе и уголовную, за выполнение актов субъектов Федерации, которые в соответствии с нормами федерального права были в установленном порядке признаны недействительными.

Опыт реализации решений Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов Федерации показывает, что конституционное правосудие может быть эффективным только и исключительно в том случае, если конституционный процесс будет с необходимостью дополнен регламентацией мер ответственности правонарушителей за неисполнение их решений. Восполнению этого пробела в российском праве посвящена концепция закона «Об ответственности органов государственной власти и их должностных лиц за несоблюдение Конституции Российской Федерации, законов и неисполнение решений федеральных судов». В соответствии с этой концепцией Президент РФ как гарант Конституции Российской Федерации, получает право роспуска законодательного органа государственной власти субъекта Российской Федерации, право отстранения и освобождения высших должностных лиц субъектов Федерации. Глава государства наделяется правом освобождать от должности любое должностное лицо федеральных органов государственной власти, среди которых Генеральный прокурор РФ, члены высших судебных органов РФ, отдельные депутаты Государственной Думы. Этот и другие инструменты, прописанные в проекте концепции закона, вызвали обвинения в концентрации в руках главы государства чрезвычайно большого объема полномочий в условиях отсутствия конституционных противовесов, а также в неконституционности некоторых мер, предлагаемых в законопроекте[1].

Как показывает анализ практики деятельности Конституционного Суда Российской Федерации, постепенно увеличивается количество рассмотренных им дел, происходят и качественные изменения, свидетельствующие о реальной способности Конституционного Суда РФ выполнять возложенные на него обязанности. В 1997 г. Конституционный Суд РФ 7 раз констатировал неконституционность Конституций (уставов) субъектов Федерации в части установления налогов, сборов и платежей, свободы передвижения, выбора места жительства, права избирать и быть избранным, организации государственных и муниципальных органов. В качестве примеров можно привести решения Конституционного Суда РФ по делам о проверке конституционности уставов Алтайского края и Читинской области, которыми были признаны неконституционными и противоречащими принципу разделения властей положения уставов данных субъектов Федерации, закреплявшие подотчетность региональных органов исполнительной власти парламентам и устанавливавшие контроль региональных законодателей над правительствами в части назначений, определения структуры правительства и выражения недоверия главам регионов. Неконституционными были признаны также положения, допускавшие возможность избрания глав регионов парламентами. Однако, исключив подотчетность глав регионов и правительств парламентам, тем самым значительно ослабляется способность и самого федерального центра оказывать влияние на региональные политические процессы.


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное