+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Суд и защита прав и свобод граждан Российской Федерации - Нешатаева Т.Н.

Дата: 13.09.2011    Автор: Т.Н. Нешатаева

    Основным лейтмотивом этой статьи послужили размышления над вопросом о том, какими должны быть судебные органы современной России, чтобы права и свободы граждан получили надлежащую судебную защиту. Первоначально поставленный выше вопрос обсуждался на международной конференции «Конституционная защита прав и свобод граждан судами РФ», затем дискуссия с блестящей подачи судьи Морщаковой Т.Г. вылилась на страницы газет.[1] Не претендуя на завершение споров по столь сложной проблеме, полагаю необходимым взглянуть на поставленные вопросы  с международно-правовой точки зрения.

 

    В настоящее время такой подход оправдан, ибо права человека имеют универсальный характер, естественно-правовое происхождение  и в значительной мере международно-правовое закрепление.[2] Безусловно, их конституционное и законодательное оформление в разных странах, а затем интерпретация национальными судами вносит серьезное разнообразие и многоцветие в этот общечеловеческий вопрос социальной жизни. Однако забывать о том, что основа явления универсальна и определена международным правом, не следует. В таком контексте тем более важно  установить значимые параметры судебной деятельности, определяемые международными стандартами с целью обеспечения  защиты прав и свобод граждан эффективно.

 

    Итак, согласно статье 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г.) общепризнанный принцип «право на суд» включает в себя следующие элементы: справедливый, беспристрастный, созданный на основе закона суд.

 

    Все эти три элемента  тесно связаны, переплетаются и порой не могут быть рассмотрены в отрыве друг от друга. Кроме того, каждый из этих элементов, как правило, имеет обширное процессуальное, организационное, а также морально-этическое обеспечение, гарантированное конкретным правопорядком. Механизмы обеспечения принципа права на суд – вещь очень сложная и тонкая, создаваемая веками и тесно связанная с менталитетом конкретного народа. В том, что международно-правовое единообразие в этой сфере достигается с большим трудом доказывает практика Европейского суда по правам человека. Если изучить статистику Европейского суда, то окажется, что нарушений в области прав человека, а именно - права на суд, допущенных в странах с укоренившимися демократическими традициями (Франция Австрия, Италия, ФРГ и т.д.) никак не меньше, чем в восточно-европейских (Россия в том числе) демократиях.[3]

 

    Следовательно, имеет смысл анализировать подобные нарушения с целью их недопущения в практике судов Российской Федерации. В первую очередь, такой анализ необходим в сфере действия процессуального законодательства Российской Федерации.

 

     Безусловным достижением современного российского процессуального законодательства следует считать обновление кодифицированных актов: УПК, ГПК и АПК РФ. Новация кодексов привела к тому, что в них более сбалансированно, в духе Европейской конвенции, отражены в позитивном праве публичные и частные интересы: состязательность и активность суда; бремя доказывания и презумпция защиты слабой стороны, право на профессиональную привилегию (защитник, представитель - юрист), и право на суд присяжных и арбитражных заседателей и т.д. Конечно, и в процессуальном законодательстве много еще предстоит совершенствовать, но в своих основных параметрах российские процессуальные нормы соответствуют общепринятым международно-правовым подходам.

 

    Однако, в новых процессуальных законах Российской Федерации остался серьезный ментальный отголосок прежнего судопроизводства: неравное процессуальное положение судей. Судьи-начальники имеют больше процессуальных прав, чем иные судьи.

 

    В определенной мере, это положение возникает из недостаточно четкого разделения властей, ибо судебная власть строится по модели исполнительной власти: начальник – подчиненный. На первый взгляд ничего страшного в этом нет, ибо суд – учреждение и модель отношений «начальник-подчиненный» позволяет навести порядок в любой конторе. Но суд - прежде всего орган, призванный защищать права граждан. Следовательно, в организации его работы на первый план должны выходить задачи социального, но не бюрократического порядка. Судья обязан заботиться о защите права и поддержании правопорядка, но никак не о выполнении воли начальника, которая может быть отягощена любым побочным, не правозащитным интересом. Подмена понятий в этой сфере может привести к тому, что суд превращается в контору, обеспечивающую не правовой, но скорее незаконный интерес (коррупционный, политический, идеологический), а функция правовой защиты гражданина ложится на иные структуры гражданского общества. Иными словами суд не выполняет судебные функции. И, соответственно, эти функции в какой-то мере начинают осуществляться всякого рода общественными (правозащитными) организациями, которые, в свою очередь, не являются профессиональными, и по этой причине не могут обеспечивать юридическую защиту прав человека. В конечном итоге, права человека оказываются не обеспеченными вовсе.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное