+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Возникновение и развитие права во Вьетнаме. Обычное право традиционного Вьетнама.

Дата: 06.09.2011    Автор: Нгуен Ван Ниен

     Важнейшими отличительными чертами исторического процесса возникновения и развития государства и права, как и самого общества, является его естественность, всеобщность, непрерывность, дискретность, сопровождающаяся выделением отдельных стадий и фаз развития, их взаимосвязь и преемственность. Учет этих, равно как и других черт и особенностей, является исходной предпосылкой, непременным условием познания исторического генезиса государства и права и правовых систем. С этих позиций рассмотрим более подробно исторический генезис права, который, с одной стороны, существует во взаимосвязи и взаимозависимости с обществом, государством, а, с другой - обладает относительной самостоятельностью, спецификой в сравнении с другими процессами.[1]

Известно, что необходимым условием существования любого общества является регулирование отношений между моделями. Такое социальное регулирование приходит в человеческое общество от далеких предков, а его развитие осуществляется вместе с развитием общества.

В глубокой древности основным регулятором общественных отношений были обычаи, которые закрепляли выработанные веками наиболее рациональные, полезные для общества варианты поведения применительно к определенным ситуациям. Также обычаи передавались из поколения в поколение и отражали в равной степени интересы всех членов общества. Изменялись очень медленно, что вполне соответствовало темпам изменения самого общества в тот период.

Довольно рано появились нормы морали и религиозные догмы тесно связанные с обычаями и отражавшие представления общества о добре, зле и справедливости. Все эти нормы постепенно сливаются в единый нормативный комплекс. Такими обычаями, одобренными моралью и освященными религией, были в первобытном обществе нормы, определяющие порядок присвоения добытого членами рода продукта и его последующего распределения. Причем эти нормы воспринимались всеми не только как правильные и безусловно справедливые, но и как единственно возможные.

Принятие существовавших норм поведения как естественных, безусловная солидарность с ними были связаны и с тем, что первобытный человек не отделял себя ни от природы, ни от общества, не мыслил себя отдельно от своего рода и племени. И поскольку все эти явления природы, все нормы и правила расценивались как пришедшие свыше, от бога, то вполне естественно, у многих народов за содержанием этих норм, а нередко и за самими нормами закрепились такие название, как право (jus, right, recht). В этом смысле право появилось раньше государства, а обеспечение его реализации, соблюдение всеми нормативных предписаний было одной из причин возникновения государства.[2]

Важнейшим принципом соционормативной культуры первобытного общества является то, что нормы и ценности поведения признаются одинаковыми как для людей, так и для сверхъестественных сил природы, для животных и т.д. Этот принцип базируется на всеобщем синкретизме[3] как важном и многозначительном явлении первобытного жизненного уклада.

На ранних стадиях природный и социальный, эмоциональный и интеллектуальный  элементы нормы были слиты, но и тогда рационалистическое отношение к норме уже заметно проявлялось. Древний человек испытывал огромную потребность в объяснении своего поступка; ему нужна была не только понятная формулировка нормы поведения, но и ее определение, мифологическое обоснование в качестве единственно справедливой и божественной. Отсюда - тесная связь обычая и мифа, высокая значимость последнего в организации и сплочении первобытного коллектива.[4]

На переднем плане в первобытной норме выступает сущностная связь между прошлым и настоящим, а не сущим и должным, как это характерно для социальных норм нашего времени. То есть в первобытной норме прошлое господствует над настоящим, формирует его по своему образцу, а связь сущего и должного относится к механизму подобного формирования. Таким образом, необходимо констатировать особую природу первобытных норм, которая характеризуется так называемой "нормативной силой фактического", имея в виду ситуацию, когда факт требует многократного воспроизводства, сам для себя является нормой, сущее утверждается в нем как должное и, следовательно, сохраняет свою форму в настоящем.

Отмечая все эти детали и особенности нормативной сферы первобытности, мы подошли к проблемам соотношения коллективистских и индивидуальных ценностей в системах древних обычаев, а также положения, пределов и возможностей развития человека в древности. В этой связи следует отметить, что нормы древнего общества на протяжении тысячелетий человеческой эволюции безраздельно выражали ценности коллективизма.

Следует признать, что когда к изучению первобытности подключились исследователи из азиатских стран, они компетентно и убедительно оспорили старый тезис о несовместимости норм и ценностей традиционного коллективизма со свободным индивидуальным развитием и теми же правами человека. Традиционные общества, их нормативно-регулятивные системы были способны в полной мере раскрывать на своем уровне творческий потенциал индивидуального развития человека. Оказалось, что личность в традиционном обществе имеет сложную структуру, связанную с системой ценностей соответствующей культуры.[5]

Таким образом, первобытное общество живет в таком нормативном режиме, при котором средства внутренней и внешней регуляции человеческого поведения вырабатываются традиционным образом жизни, а нормативное сознание в действительности не отделено от осознаваемой практической деятельности. Иными словами, господствуют традиция и обычай.


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное