+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Взаимодействие исполнительной и судебной власти.

Дата: 29.08.2011    Автор: Е.В. Кладий

Как известно, роль законодательной власти во взаимоотношениях с судебной властью в первую очередь, определяется их конституционным статусом. Правительство действует в рамках системы разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, причем все ветви власти действуют самостоятельно, т.е. “существуют как отдельные самостоятельные подсистемы единой системы государственной власти. Поэтому задача состоит в том, чтобы выделить власти и связать их одновременно, но не отделить и изолировать. Если какая - либо из властей переходит грань от самостоятельности в единстве к полной независимости по отношению к другим властям, когда власть старается любой ценой удержать монополию на определенные государственные функции, то это может повлечь за собой распад государственного единства”.

В подлинно демократическом государстве, способном не на словах, а на деле обеспечить процесс обратного “поглощения” государственной власти обществом, единым и единственным носителем всей власти в государстве становится народ в целом. Здесь именно он выступает в качестве суверенного обладателя государственной власти, которая принадлежит ему в полном объеме.

Отечественный конституционализм исходил и исходит из принадлежности всей власти в государстве народу. Подобные нормы существовали в предшествующих Конституциях государства (1936 г. и 1977 г.), аналогичное положение сохранилось и в Конституции РФ, действовавшей до 1993 г. Современная Конституция РФ содержит положения о многонациональном народе как о носителе суверенитета и единственном источника государственной власти в России. Но если прежде концепция народовластия служила юридическим прикрытием фактически осуществляющейся тоталитарной власти, то ныне закрепление народовластия служит лишь конституционной установкой на обеспечение подлинно демократической государственной власти, которая приобретает характер народовластия.

На деле концепция народовластия ранее ничем не обеспечивалась, поскольку в стране имелась другая, действительно реальная власть, носителем которой были не государственные, а партийные структуры. Сейчас выдвижение народовластия в качестве одной из “незыблемых основ” конституционного строя имеет в значительной степени программный характер. Само наличие в Российской Федерации сильной исполнительной власти в виде единой, согласованно действующей вертикали сверху донизу, усиленной к тому же новыми полномочиями Президента, закрепленными в Конституции, позволяет рассматривать народовластие лишь как идею, за которой пока, во всяком случае, в период экономической реформы скрывается авторитарная по своему характеру власть. Для нее воля народа, выраженная через представительную систему и даже получившая воплощение в актах референдума, подчас не имеет принципиального значения и не служит руководящим ориентиром. В лучшем случае она имеет консультативный характер, что позволяет в ряде моментов игнорировать ее проявление в процессе принятия решений. Здесь должно быть обеспечено важнейшее суверенное право народа - право контроля за работой государственных органов с помощью судебной власти, что признавалось и ранее, но практически не осуществлялось.

Исполнительные органы не должны заниматься нормотворчеством, но должны действовать во исполнение закона и в рамках бюрократических процедур, регламентированных законом. Законность любого правительственного нормативного акта может быть оспорена гражданином в судебном порядке. Легитимация правительственного нормативного акта судебной процедурой правоприменения придает ему силу подзаконного акта и подтверждает его законность.

Суд должен быть независим от любых органов исполнительной власти, включая Министерство юстиции Российской Федерации. Всем известно, что институт исполнения решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов ранее находился в ведении судов и работа судебных исполнителей контролировалась судьями районных (городских) судов. Вступление в законную силу федеральных законов “О судебных приставах” и “Об исполнительном производстве” позволило осуществить принцип разделения властей. Не свойственная судам функция по руководству и контролю за работой судебных исполнителей ушла под юрисдикцию Минюста России - исполнительной власти. Разделение исполнительной и судебной власти связано и с введением в действие федерального закона “О судебном департаменте при Верховном Суде РФ”, согласно которому функции Минюста РФ в части организационного и материально - технического обеспечения судов переходят Судебному департаменту.

Такое разделение исполнительной и судебной власти не случайно. Должность судьи должна быть не только властной, но и авторитетной, почетной, должна цениться в обществе выше чем любая правительственная должность.

Любые формы соединения судебной власти с исполнительной извращают назначение судебной процедуры, фактически подменяют разрешение спора формально равных сторон властно - приказным регулированием интересов.

Четвернин указывал, что необходимыми предпосылками независимости суда от. исполнительной власти является:

1) автономная самоуправляющая ассоциация судов (но не судей), осуществляющая все организационно - техническое обеспечение органов правосудия,


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное