+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Народная воля и парламент - А.Д. Керимов

Дата: 13.09.2011    Автор: А.Д. Керимов

    В отечественной обществоведческой науке прочно утвердилось представление о том, что парламент выражает всеобщую волю (волю народа), понимаемую, обычно (хотя и не всегда), как воля большинства. Это мнение в тех или иных вариациях воспроизводится в многочисленных трудах по конституционному праву, политологии и др. В частности, В.Е. Чиркин пишет: «Современный парламент – это высший орган народного представительства, выражающий суверенную волю народа,…»[1]. И.П. Рыбкин считает, что в условиях парламентаризма суверенная воля народа находит свое воплощение в высшем представительном учреждении, которое гарантирует защиту интересов как большинства, так и меньшинства граждан[2]. А.М. Осавелюк подчеркивает, что «парламент рассматривается как выразитель интересов и воли народа (нации), то есть всей совокупности граждан данного государства»[3]. Р.В. Енгибарян и Э.В. Тадевосян также полагают, что парламент является выразителем воли народа, его суверенитета[4].

Суждений подобного рода можно привести множество. Зафиксированная в них позиция базируется на нескольких чрезвычайно важных основаниях, рассмотрение которых заслуживает особого внимания.

Во-первых, она базируется на восходящей еще к Ж.Ж. Руссо вере в то, что народная воля существует и может быть достаточно легко выявлена. Этой верой пронизано, в сущности, все его наиболее известное и значимое произведение «Об Общественном договоре, или Принципы политического права», оказавшее и продолжающее по сей день оказывать огромное влияние на развитие мировой философской мысли, общественно-политической теории и практики. В качестве примера приведем следующий нередко цитируемый отрывок. «Часто существует немалое различие между волею всех, - пишет Ж.Ж.Руссо, - и общею волею. Эта вторая блюдет только общие интересы; первая – интересы частные и представляет собою лишь сумму изъявлений воли частных лиц. Но отбросьте из этих изъявлений воли взаимно уничтожающиеся крайности; в результате сложения оставшихся расхождений получится общая воля»[5].

Во-вторых, она исходит из твердого убеждения в том, что народная воля является единственным верховным началом государственной жизни, правомерным источником всякой власти и вместе с тем ее нравственным освящением. Эта воля служит не только единственным, но и исчерпывающим (!) основанием для справедливой политики и справедливых законов. Подобное убеждение зиждется на абсолютно искренней вере в народный суверенитет, вере, которой, по словам П.И. Новгородцева, «Руссо увлекал свой век, заставляя и других верить, что государство, построенное на общей воле, может стать отражением незыблемой правды»[6]. Показательна в этом плане непререкаемость суждения К. Демулена, заявившего: «Народ высказался: этого достаточно; никакое возражение, никакое veto невозможны против его суверенной воли. Его воля всегда законна: это – сам закон»[7].

В-третьих, основополагающим началом данной позиции является следующее умозаключение, разделяемое еще деятелями Великой французской революции, прежде всего, Мабли, Сиейесом и др.: народную волю должно и может адекватным образом выражать представительное учреждение.

Все эти три положения представляются нам не вполне корректными с научной точки зрения, а отдельные их моменты даже ошибочными, что обусловливает необходимость их уточнения, а в некоторых случаях и пересмотра.

Первое. Употребляя понятие «народная воля» в связи с государственной властью, необходимо отметить, что ситуация, когда эта воля еще проходит стадию формирования или созревания, отнюдь не является редкостью. В таких условиях, принимая законодательные акты, касающиеся стратегии общественного развития, высшее представительное учреждение вполне может опередить процесс этого формирования, предвосхитить требования общей воли, равно как и напротив, дать ей неверное истолкование. Конечно, иногда, в ряде случаев имеет место и иная ситуация: порою население страны достаточно определенно демонстрирует единство волевых устремлений. Например, во время участия в референдумах (хотя сама постановка вопроса, выносимого на референдум, уже содержит в себе существенный элемент навязывания голосующим воли извне, то есть воли власть имущих). В годы революционных потрясений, войн, экономических и социальных кризисов, других катаклизмов наблюдается, как правило, всплеск активности людей, и нередко интенсификация их тяготения к идентичному решению жизненно важных вопросов. Заметим, что тогда парламент оказывается попросту не нужен или же его роль оказывается не столь уж сложной: ему надлежит адекватным образом выразить всеобщую волю, которая ярко и однозначно уже проявляется во вне. Справедливости ради следует подчеркнуть, что и в такие «бурные» периоды общественного развития воля народа далеко не всегда выступает в окончательно сформировавшемся виде.

В иных же обстоятельствах, то есть при нормальном, стабильном, размеренном течении жизни, у народа имеются не более чем туманные, весьма расплывчатые представления, некоторые умонастроения, но никак не ясное и четкое, прочное и устойчивое мнение и соответствующая ему твердая воля по большинству вопросов, значимых как для всего социума, так и отдельных индивидов. Эти туманные и расплывчатые представления и умонастроения характеризуются к тому же удручающей неполнотой и односторонностью по отношению к своему предмету, зачастую крайней подвижностью и изменчивостью, чрезмерной и потому шокирующей бессистемностью и внутренней противоречивостью. Отсюда следует, что обнаружить, правильно понять, достоверно узнать и адекватно отразить то, что именно желает и хочет, к чему стремится народ – оказывается далеко непросто, а иногда и невозможно.

В этом нет ничего удивительного. Процесс формирования народом своей воли весьма затруднен в принципе. В условиях невероятной насыщенности социальной жизни много и разнообразными явлениями, событиями и фактами, непрерывно и быстро происходящей замены одних конкретных форм и проявлений ее политической, экономической, культурной и иных составляющих другими, широкого распространения, пожалуй, даже, немыслимого обилия истинной и ложной, правдивой и превратной, значимой и бесполезной информации и т.д. рядовые граждане испытывают серьезные трудности в процессе выработки собственного, определенного мнения относительно как общих, глобальных, так и частных вопросов общественного бытия. Они вынуждены преодолевать состояние крайнего замешательства, растерянности, смятения. Более того, есть все основания полагать, что с течением времени делать это, то есть формировать собственное мнение будет все труднее и труднее. Ведь усложнение общественных процессов происходит в наши дни с огромной и при этом все возрастающей скоростью. Что же касается мощных потоков информации, то они, особенно с появлением и бурным развитием радио, телевидения, Интернета, образовали огромный бушующий океан, в котором легче утонуть, чем точно сориентироваться, отыскать верный путь спасительного движения.


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное