+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Административная ссылка в правовой политике Российской империи XIX в.

Дата: 06.10.2011    Автор: К.Ю. Дунаев

Ссылка как вид наказания существовала в российском праве с XVI в., однако ее юридическое разделение на уголовную и административную разновидности долгое время не проводилось. В процессе систематизации российского законодательства в 30-40-е гг. XIX в. была сформирована и нормативно закреплена «лестница наказаний» уголовных и исправительных, в которой эти виды ссылки оказались на различных «ступенях», однако для большинства ссыльных (кроме каторжных и бессрочно поселенных) правовые последствия наказания практически ничем не отличались.

 

В российской правовой системе ссылке в административном (несудебном) порядке принадлежала особая роль. Во время своего наивысшего расцвета к концу XIX в. она применялась к лицам, признанным политически неблагонадежными по непосредственному усмотрению администрации; как последствие исправительных наказаний (заключения в исправительных арестантских отделениях); в случаях непринятия сельским или мещанским обществом членов, подвергшихся ранее наказаниям по судебным приговорам, связанным с лишением всех особенных прав и преимуществ; наконец, к лицам, удаленным из сельских или мещанских обществ «за порочное и развратное поведение» по приговорам этих обществ.

 

Две последние категории составляли подавляющее большинство в общей численности административно-ссыльных в Сибири. По данным министра юстиции Н.В. Муравьева за 1899 г. лишь «ничтожная часть», 1704 чел., были сосланы по распоряжению властей «за порочное поведение» (в основном, бродяги и злостные нарушители паспортного режима) или по делам политического характера, в то время как подавляющую часть административно-ссыльных, 98,8% (или 49,1% от всех сибирских ссыльнопоселенцев за исключением каторжан), составляли «люди, извергнутые крестьянскими и мещанскими обществами из своей среды частью по предоставленному им законом непосредственному усмотрению, частью за непринятием обратно в эту среду за отбытием наказаний, сопряженным с ограничением прав»[1].

 

Поэтому можно утверждать, что к концу XIX в. административная ссылка в России фактически являлась ссылкой по приговорам сельских и мещанских обществ и выступала «комплексным» объектом правовой политики Российской империи и самостоятельным – для таких ее направлений, как сословная, экономическая, правоохранительная, уголовно-правовая, административно-правовая, карательная и проч. Вплоть до крушения монархии ведущая роль в выработке приоритетов правовой политики принадлежала императору, высшим правительственным кругам и, отчасти, губернским руководителям. Несмотря на преобладание консервативных и даже реакционных характеристик в правосознании высшего чиновничества, его отношение к правовым ценностям и институтам не было однородным и не оставалось неизменным, реагируя на требования времени.

 

Одним из ярких показателей особенностей эволюции правовой политики Российской империи является изменение правительственных взглядов на институт административной (внесудебной) ссылки по приговорам мещанских и сельских обществ. В этом процессе можно выделить три этапа: 1) 1760-е гг. – первая половина XIX в.; 2) 1860-е – 1880-е гг.; 3) рубеж XIX-ХХ вв. и до падения монархии.

 

Массовая ссылка в Сибирь внесудебным порядком возникла во второй половине XVIII в. как результат реализации прав, предоставленных Екатериной II в 1760 г. помещикам, городским и сельским обществам, освобождаться от неугодных крепостных и дворовых, составлять «приговор» об устранении из своей среды лиц «дурного поведения»[2]. До этого времени, с конца XVI в. ссылка применялась, главным образом, в целях заселения восточных окраин России. До середины XVIII в. власти берегли необходимое для колонизации ссыльное население Сибири, стимулируя его укоренение и хозяйственное развитие на новом месте, но такими методами существенных успехов в развитии сибирского края можно было бы достичь только много веков спустя. Во второй половине XVIII в. было решено значительно расширить масштабы колонизации Сибири. Осуществить эту цель без принудительных мер было невозможно, но возлагать принуждение на судебную систему было бессмысленно: она захлебнулась бы от обилия мелких дел, поскольку только дополнительное введение множества санкций за маловажные правонарушения могло увеличить ряды ссыльных (забегая вперед отметим, что вместо юридической разработки новых составов правонарушений и соответствующих им санкций, законодатели ограничились введением весьма размытой юридической формулы «дурное поведение», все возможные разновидности которого могли караться удалением из общества по мирскому приговору). Наделять таким правом чиновников было опасно в силу отсутствия возможности осуществлять должный контроль, потому субъектами права административной ссылки стали помещики и общества горожан и свободных крестьян (чиновники некоторых ведомств получили это право только в XIX в.), поскольку только податное население империи могло обеспечить наполнение этого канала сибирской колонизации.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное