+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Давность в правовых документах Древней Руси: историко-правовой аспект.

Дата: 01.11.2011    Автор: А.В. Чепик

Прежде чем говорить о различных исторических путях развитии понятия «давность» в российском праве, стоит остановится на описании категории «юридическая конструкция». В настоящее время в отечественном правоведении наиболее отчетливо выражены два основных подхода к этой проблематике — статически-структурный и процессуально-генетический.

 

Наиболее подробно и с нашей точки зрения теоретически обосновано к вопросам понимания категории «юридическая конструкция» подошел известный русский правовед Д.И.Понамарев.

 

Основным отличием первого из указанных подходов Д.Е.Пономарев видит в том, что процессуально-генетический подход позволяет объективировать, в первую очередь, динамическую сторону юридической конструкции, т.е. проследить саму процедуру, процесс юридического конструирования. Структурный же подход фиксирует лишь конечную, статическую «структуру» конструкции, которая является результатом определенного этапа ее развития[1].

 

Изначально, по словам Д.Е. Пономарева, в догматическом правоведении, в рамках которого и было введено понятие «давность», юридическая конструкция понималась как процесс конструирования, т.е. процедура создания некоторого целостного образования из разрозненных элементов. Этими разрозненными элементами выступали стихийно складывающиеся ситуативные юридические предписания, изначально имевшие вид инструкций — повелений. Цель и смысл процедуры юридического конструирования (юридической конструкции как процедуры) состояли в том, чтобы переработать, преобразовать неупорядоченный массив фактических данных позитивно-правовых норм в принципиально иные по своей природе образования, а именно в понятия, которые и выступали результатом этой процедуры. В связи с этим выражение «юридическая конструкция» использовалось для обозначения как самой процедуры создания понятия, так и — во вторую очередь — самого понятия, созданного в результате этой процедуры.

 

Что же касается второго из рассматриваемых подходов к сущности юридической конструкции — процессуально-генетического, — то в его рамках юридическая конструкция выступает в форме идеализации, которую Д.Е.Пономарев вслед за Р.Йерингом обозначает как индуктивное восхождение от конкретных фактических данных юридических норм к абстрактному понятию. При таком подходе предполагается, что, несмотря на фактическую противоречивость юридических норм, в основе процедуры юридического конструирования лежит принцип (презумпция) рациональности. Согласно этому принципу, все имеющиеся нормы следует изначально рассматривать как частные конкретные выражения определенного идеального содержания, понимаемого как «разумный замысел законодателя». Задача юриста-догматика в этом случае состоит в том, чтобы извлечь этот «замысел» из частных норм, отделить его от них и зафиксировать в самостоятельном понятии.

 

Именно на основании изложенного подхода мы и предпримем попытку представить исторические пути развития понятия «давность» в российском праве. В связи с этим в наши задачи входит анализ динамической стороны конструирования понятия «давность» на различных этапах развития правовой системы России; анализ процесса складывания тех или иных принципов, участвующих в формировании понятия «давность» в отечественном гражданском и уголовном законодательстве на протяжении XIII-XX веков.

 

Предварительно следует отметить, что исследование генезиса понятия «давность» в истории российского права предпринимали многие российские правоведы – как цивилисты, так и специалисты по уголовному праву. Одно из фундаментальных исследований в этой области принадлежит российскому юристу И.Е.Энгельман[2], осуществившему анализ развития категории «давность» в гражданском законодательстве России. Также подробное исследование развития теоретико-правовой конструкции «давность» в российском уголовном законодательстве провел В. Саблер[3].

 

Среди российских исследователей, прежде всего дореволюционных нет единства мнений относительно сроков появления в российском гражданском законодательстве понятия «давность» как основания приобретения права собственности на недвижимость, «имеющего особенный юридический характер». Например, с точки зрения К.П.Победоносцева, статьи непосредственно о владении, подлежащем действию давности отдельно от статей о давности процессуальной, погашающей право на иск, появились в российском праве только с изданием Свода законов гражданских[4].

 

По мнению И.Е.Энгельмана, первые упоминания давности присутствуют в Псковской судной грамоте XIII века. В частности, в грамоте говорится, что 4- или 5-летнее спокойное, бесспорное и непрерывное владение, соединенное с заселением и обработкой до тех пор незаселенной и необработанной земли, дает основания для возникновения права собственности на нее. Текст ст. 9 грамоты звучит следующим образом: «А коли будет с кем суд о земли о полней, или о воде, а будет на той земли двор, или ниви розстрадни, а стражет и владеет тою землею или водою лет 4 или 5, ино тому исцю съслатся на сосед человек, на 4 или на 5. А суседи став, на коих шлются, да скажут как прав пред Богом, что чист, и той человек который послался стражет и владеет тою землею или водою лет 4 или 5, а супротивень в те лета, ни его судил ни на землю наступался, или на воду, ином ля его чиста или вода, и целования ему нет, а тако не доискался кто не судил, ни наступался в ты лета»[5].

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное