+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

История развития «государства благосостояния» в Европе - М.Ш. Гунибский, В.Ф. Макаров

Дата: 14.10.2011    Автор: М.Ш. Гунибский, В.Ф. Макаров

Еще древнегреческие философы Солон, Аристотель и Сократ говорили о необходимости создания правового государства, где жизнью общества должен управлять лишь закон, а не воля правителя. Государство, по мысли Солона, нуждается, прежде всего, в законном порядке: беззаконие и междоусобица – наибольшее зло, порядок и закон – самое большое благо для полиса. Закон и его реализация – это сочетание права и силы, причем речь идет именно об официальной силе полиса, а не фактической силе борющихся сторон или частных лиц[1].

 

У Сократа «законное» и «справедливое» тождественны, и стремление к законности есть стремление к разумности. Для Аристотеля, убежденного защитника прав индивида и частной собственности, право представляет собой политическую справедливость и служит нормой отношений между людьми. Отступление от права означает, по Аристотелю, отход от политических форм к деспотическому насилию, вырождение закона в средство деспотизма. Политическое правление есть правление не людей, а закона, так как правители даже самые лучшие подвержены чувствам и аффектам, в то время как закон выступает в виде уравновешенного разума[2].

 

Много веков спустя идея правового государства, возникшая как противовес самовластию и произволу личности, получила свое развитие. В XVII в. Д.Локк обосновал правовые принципы индивидуальной свободы, исходя из идеи народного суверенитета и общественного договора. Люди предельно точно определяют тот объем полномочий, который разумно передать государству. Не может быть речи, по Д.Локку, о полном тотальном отказе индивидов от всех принадлежащих им естественных прав и свобод в пользу государства. Есть неотчуждаемые ценности: право на жизнь и владение имуществом, ни при каких обстоятельствах человек не отчуждает никому свою свободу и равенство. За эти границы государство преступать не должно, это окончательные границы власти и действий государства.

 

Ш.Монтескье, развивая теорию разделения властей, также ставил своей целью обосновать принцип законности, обеспечить политическую свободу и сделать право исконным регулятором взаимоотношений между государством и гражданином. Ш.Монтескье видел в разделении властей гарантию безопасности граждан от беззакония и злоупотребления властью[3].

 

Ж.-Ж.Руссо установил различие между гражданским обществом, возникающим в связи с частной собственностью, и государством, созданным за этим обществом на началах общественного договора. Свобода и равенство – наивысшие блага людей. При сообществе человек не должен терять свои естественные права, должен сохранять свободу. Соглашения людей, по Ж.-Ж.Руссо, есть основа всякой законной власти, выражением которых является общественный договор. Суть договора: каждый человек отдает свою личность под высшее руководство общей воли и таким образом становится ее участником. Вся власть переходит к народу. Человек приобретает гражданскую свободу и право собственности на свое владение. Люди становятся равными в силу права и соглашения[4].

 

Идеи Д.Локка, Ш.Монтескье. Ж.-Ж.Руссо оказали влияние на развитие теории государства и права, в особенности концепции прав человека в буржуазном обществе. Первое упоминание о правах человека в английской «Петиции о праве» 1628 г., затем в «Акте о лучшем обеспечении свободы подданного и о предупреждении заточений за морями» 1679 г. Важнейшим документом того времени явился «Билль о правах» 1689 г.[5]. Подробно права человека провозглашены 12 июня 1776 г. в «Билле о правах», который явился введением в Конституцию Виргинии, провозгласившей себя независимой от Британского суверенитета. Принцип индивидуальной свободы воплощен был в Декларации независимости США: «...все люди сотворены равными и все они одарены своим создателем некоторыми неотчуждаемыми правами, к числу которых принадлежат: жизнь, свобода и стремление к счастью»[6].

 

Политико-правовым достижением XVIII в. явилась Декларация прав человека и гражданина, принятая Учредительным собранием революционной Франции 26 августа 1789 г., в которой отмечалось, что причинами общественных бедствий являются «забвение естественных, неотъемлемых и священных прав человека»[7].

 

Стремиться к согласованности государственного устройства с правовыми принципами людей обязывает разум через категорический императив И.Канта, основной идеей которого является понимание того, что личность есть всегда и во всем только цель, но никогда не средство. И.Кант считал, что гражданин должен обладать той же возможностью принуждения властвующих к точному и безусловному исполнению законов, которой обладает властвующий в его отношении к гражданину[8].

 

В XIX в. теория правового государства получила широкое распространение. Идея о социальной направленности государства берет свое начало от социалистов-утопистов, а также Э.Чэдвика, английского ученого, работавшего помощником у И.Бентама, известного английского мыслителя XIX в., основателя утилитаризма.

 

Подход Э.Чэдвика к социальным реформам формировался под влиянием идей И.Бентама, особенно его тезиса о необходимости оценки любого законодательства и всех институтов с точки зрения принципа «наибольшего счастья для наибольшего числа людей». Э.Чэдвик первым из социальных инженеров рассматривал изменение социальной среды с помощью государственной деятельности, которая не только выполняет функцию помощи слабым, но и создает условия для развития своих граждан. По Э.Чэдвику, политика должна определяться четко сформулированными принципами, а не действиями тех или иных заинтересованных групп. Э.Чэдвик считал, что люди представляют собой главный капитал для инвестиций и максимизация их благосостояния приведет к максимизации национального богатства. Разрабатывая принципы и практические меры социального регулирования, Э.Чэдвик пришел к осознанию необходимости создания системы государственного вмешательства в экономическую и социальную сферы для обеспечения условий реализации отдельным индивидом своих возможностей в интересах всего общества. Э.Чэдвик обосновывает вывод о том, что болезни порождаются средой и для их предотвращения необходимо изменить условия жизни населения. Этот вывод способствовал эволюции самого подхода в целом к социальной политике. Понимание важности изменения среды с целью изменения жизни отдельных индивидов стало ключом к прогрессу социальной политики XIX и XX вв.[9]


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное