+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

История становления и развития института омбудсмана в государствах британского Содружества - А.В. Мелехин

Дата: 31.10.2011    Автор: А.В. Мелехин

Первым толчком к началу дискуссий о необходимости специальной службы по рассмотрению жалоб граждан в государствах британского Содружества стало участие министра юстиции Новой Зеландии на семинаре ООН по административным проблемам, состоявшемся на Цейлоне в 1959 г. Яркое сообщение датского омбудсмана профессора С. Гурвица и последующее обсуждение привели к появлению в правительстве Новой Зеландии сильных сторонников этого института. Вместе с тем, в правящей Лейбористской партии не было единства мнений по поводу целесообразности появления института омбудсмана, в частности, представители профсоюзов служащих опасались, что Омбудсман затруднит работу сотрудников администрации, а левые лейбористы считали, что выгоду от нового института получат только индивидуалисты, которые не хотят отстаивать свои права через профсоюзы и иные привычные организации. В 1960 г., однако, на парламентских выборах победила оппозиционная Национальная партия, в программе которой был пункт о назначении омбудсмана, и процессу становления этого института был дан зеленый свет. Проект закона об омбудсмане был вынесен на публичное обсуждение в 1961 г., а уже в следующем, 1962 г. этот закон был принят и первый новозеландский омбудсман был назначен[1].

 

В процессе обсуждения закона представители лейбористов возражали против использования чуждого английскому языку термина «омбудсман», в результате инициаторы пошли на компромисс и в законе появился термин «Парламентский уполномоченный по расследованиям», однако затем в скобках использовалось и термин «омбудсман». Таким образом, в употребление было введено новое название омбудсмана, которое затем широко распространилось во многих странах англо-саксонской правовой семьи.

 

В соответствии с законом от 7 сентября 1962 г., парламентский уполномоченный по расследованиям назначается генерал-губернатором по предварительной рекомендации Палаты представителей в начале каждого нового созыва[2]. Эта инновация – назначение генерал-губернатором была скорее данью традиции, так как в реальности новозеландский генерал-губернатор всегда утверждал решение парламента. Утверждение же каждым новым составом парламента прямо использовало уже опыт датского закона об омбудсмане.

 

При определении сферы компетенции Уполномоченного в новозеландском законе была использована отсылка к прилагаемому списку, в котором были четко прописаны все министерства и ведомства, на которые распространяются его полномочия. Эта система четкого списка, который может быть расширен простым постановлением Совета Министров, была затем использована во многих англо-саксонских странах. Из этого списка также хорошо видно, что из сферы компетенции Уполномоченного были исключены местная администрация; акты, принимаемые министром или правительством; суды и органы правосудия; Вооруженные силы; Церковь[3].

 

Свои расследования новозеландский Уполномоченный может начинать по собственной инициативе, по материалам жалобы или обращения, а также по запросу, направленному ему комиссиями парламента. Итогом расследования, также как и в датской модели омбудсмана, является его заключение о выявленных случаях плохого администрирования, а также рекомендации по их устранению. Предусмотрены также ежегодные и специальные доклады парламенту. По данным Новозеландского омбудсмана Г. Поулеса, в 1972 г., например, им было получено 865 жалоб, из которых 373 были расследованы и 114 признаны обоснованными[4].

 

Сэр Г. Поулес к моменту избрания его на пост первого Омбудсмана Новой Зеландии имел обширный послужной список работы на ответственных государственных должностях. Так, он в течение 11 лет был Верховным комиссаром в Западном Самоа, которое в качестве протектората ООН было в доверенном управлении Новой Зеландией, а затем работал в качестве посла Новой Зеландии в Индии. Как писал австралийский профессор права Г. Сойер, Г. Поулес обладал уникальным знанием системы управления страной, хорошим знакомством с ведущими политиками Новой Зеландии, что соединялось в нем с глубокой верой в свободу и демократию. Он был также проницательным и толерантным человеком, с хорошим чувством юмора, он был наполнен ощущением значимости своего нового поста и в то же время понимал пределы возможности своего офиса, при этом в нем не было ни капли тщеславия или заносчивости[5].

 

В процессе обсуждения законопроекта и в первые годы работы нового института часто высказывались опасения о его возможном вреде, о неприменимости института, появившегося в патриархальной аграрной Швеции к современному государству. Так, в передовой статье в печатном органе новозеландских чиновников отмечалось: «Проект закона о Парламентском уполномоченном (омбудсмане) для расследований, представленный сейчас на рассмотрение в парламенте, еще требует серьезной доработки. С его помощью истцы могут нанести серьезный ущерб официальным ведомствам. Если он и заработает, неизбежны путаница и недовольство». Однако реальная работа новозеландского омбудсмана привела к тому, что уже 3 года спустя, в 1965 г. эта же газета писала: «С каждым днем становится очевиднее, что институт омбудсмана не обязательно является той ловушкой, которой многие служащие опасались в момент ее появления»[6].

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное