+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Особенности правового регулирования заключения брака по российскому законодательству XIX века - Л.А. Тищенко

Дата: 30.09.2011    Автор: Л.А. Тищенко

Для юристов, изучающих процесс становления российского семейного права, каждый из этапов его развития представляет необычайный интерес, поскольку, будучи обособлен и детально проанализирован, во-первых, отражает накопленный за предшествующее время опыт правового регулирования семейных отношений, во-вторых, служит наглядной иллюстрацией динамики изменений направлений правового воздействия государства на семью, ее членов и отношения между ними.

 

В этом смысле, особо показательны семейно-правовые нормы сер. XIX-нач. XX в.в., кодифицированные в кн. 1 «О правах и обязанностях семейственных» т. X Свода Законов Российской Империи (Свод Законов Гражданских)[1] и представлявшие собой определенный итог почти двухвекового процесса постепенной секуляризации российского семейного права, начало которому было заложено еще Петром I.

 

Необходимо, при этом, отметить, весьма существенную разницу в степени взаимопроникновения государственного и церковно-правового регулирования брачно-семейных отношений в связи с различными институтами семейного права. Так, если применительно к порядку развода государственное вмешательство постоянно расширялось, существенно дополняя существовавшие в предшествующий период христианские церковные правила, то в отношении порядка заключения брака за нормами церковного права сохранилось доминирующее положение, что предъявляло к светским семейно-правовым нормам повышенные требования в связи с необходимостью учета социально-политических реалий нового времени при сохранении религиозной формы большинства брачных институтов.

 

На протяжении истории российского семейного права существовало несколько теорий, объясняющих природу брака и оценивающих влияние на нее права. В наиболее общем виде их можно свести к пониманию брака как договора, как таинства и как института особого рода (sui generis).

 

Теория брака как договора зародилась в римском праве. Данный подход был главным образом связан с тем, что правовому регулированию в Риме подвергалась только цивилистическая (имущественная) сфера брачных отношений, в то время как их нравственная и сакральная (религиозно-культовая) сферы справедливо оставались за рамками права.

 

В классическом каноническом понимании брак представляет собой «самое полное (физическое, нравственное, экономическое, юридическое, религиозное) общение между мужем и женой»[2]. Здесь, однако, необходимо указать, что в отличие от католической (западной) традиции четкого разделения позиций церкви и государства относительно понимании сущности брака в России, как и в христианской Восточной Римской империи, ни церковь не отказывалась от своего права регулировать условия, способ заключения и расторжение брака, ни государство не поступалось своими правами в отношении к регулированию тех же самых сторон брака (не говоря уже о возникающих из брака имущественных отношениях), но без особых коллизий между государством и церковью, законодательство которых тем легче могло быть согласовано, что юридическое верховенство и в церковной, и в государственной системе как в Византийской империи, так и в Российской империи всегда реально принадлежало монарху[3]. Таким образом, восточное брачное право, по общему правилу, являлось церковно-государственным, так как нормы церковного права относительно 1) условий заключения брака или, иначе, препятствий к заключению брака 2) способа и формы заключения брака и 3) прекращения брака, были закреплены одновременно и государственными законами[4]. С вышеозначенных трех сторон и рассматривался брачный институт в науке русского церковного права, тогда как личные, и тем более имущественные отношения между супругами относились к исключительной сфере государственного регулирования.

 

Таким образом, со временем в орбиту правового регулирования восточно-христианских государств попали не только юридические, но и этические, религиозные и в определенной степени даже физические элементы брака.
В тот период, когда семейные отношения регламентировались исключительно церковным правом, этот подход мог быть в принципе оправдан, но с заменой или дублированием канонических правил светскими правовыми нормами он вступает в противоречие с принципом духовной независимости личности от государства, которое по своему предназначению не может и не должно, в отличие от религии, регулировать отношения, принадлежащие к духовно-этической и физической сфере существования человека.

 

Недостатком этой теории, по мнению М.В. Антокольской, является перенесение этических представлений о браке в область права. «Право, безусловно, должно строиться в соответствии с этическими представлениями своей эпохи. Кроме того, брачные отношения настолько тесно связаны с глубинными основами человеческого существования, что малейшая попытка права вторгнуться в интимные или духовные взаимоотношения супругов может привести к посягательству на человеческую личность и ее важнейшие права»[5].

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное