+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Правовое положение ребенка в России: исторический аспект - Н.В. Моисеева

Дата: 07.11.2011    Автор: Н.В. Моисеева

Правовое положение ребенка в России изменялось постепенно в соответствии с развитием отечественного права.

 

В период Древней Руси семейные отношения регулировались преимущественно на основе обычаев, поддерживаемых родоплеменными органами и общиной.

 

Крещение Руси в 988 г. принесло византийскую модель регулирования отношений семьи, и семейные дела были отнесены к ведению православной церкви. Византийский Номоканон был дополнен постановлениями русских князей и получил название Кормчей книги. Каноническое право также проявилось в постановлениях церковного собора 1551 г. (Стоглав)[1]. В упомянутых источниках закреплялась абсолютная власть мужа над женой и отца над детьми, что во многом повторяло языческие обычаи и предписания.

 

Первые выводы о правовом положении детей позволяет сделать Русская Правда, являющаяся наиболее крупным памятником древнерусского права. Первые ее списки относятся к VII в, текст развивается в Правде Ярослава, Правде сыновей и далее до XII века[2]. Документ содержит статьи о наследственных правах ребенка, различая наследование по закону и по завещанию. Сыновья имели преимущественное право на получение наследства. До совершеннолетия сыновей наследственным имуществом распоряжалась их мать. Отцовский двор без раздела переходил к младшему сыну. Незамужние дочери смердов получали часть имущества[3]. Русская Правда делит детей на законных и незаконнорожденных, которые не могли стать наследниками.

 

879 годом датируется первый случай закрепления опекунства над ребенком на Руси[4]. При этом нередки случаи продажи детей родителями, находящимися в тяжелом материальном положении. Власть отца распространяется на всю семью и позволяет строго наказывать своих детей.

 

Однако строгость воспитания всегда зависит от воли и характера родителя. Положение и воспитание «детей в поучениях разных и в страхе божьем» ярко характеризует Домострой – памятник русской литературы, наиболее известный в редакции, относимой к середине XVI века и приписываемый протопопу Сильвестру, духовнику Ивана Грозного: «Да пошлет Бог кому детей, сыновей и дочерей, то заботиться отцу и матери о чадах своих; обеспечить их и воспитать в доброй науке: учить страху божию и вежливости, и всякому порядку. Как детей учить и страхом спасать.

Наказывай сына своего в юности его[5], и упокоит тебя в старости твоей, и придаст красоты душе твоей. И не жалей, младенца бия: если жезлом накажешь его, не умрет, но здоровее будет, ибо ты, казня его тело, душу его избавляешь от смерти»[6].

 

Во-первых, при анализе этого сборника правил, советов и наставлений нужно иметь в виду, что употребление слова «наказание» в те далекие времена зачастую означало «поучение», «наказывать – давать наказ, … предписывать, велеть…»[7]. Во-вторых, очевидно, что физическое наказание сына отцом не только не отвергается, но и приветствуется, поощряется («здоровее будет»).

 

Традиции строгого воспитания детей глубоко укоренились в русской культуре, нашли свое отражение в менталитете народа – в требовательности к детям, что, по существу, есть требовательность к себе.

 

Окончательное слияние канонического и светского права наблюдается в Соборном Уложении 1649 года[8]. Отец за убийство ребенка приговаривался к году тюрьмы и церковному покаянию, дети же, убившие своих родителей, подвергались смертной казни. Государство не вмешивалось во внутрисемейные отношения, дети не могли жаловаться на родителей. Уложение предписывало «бить их (детей) кнутом нещадно». Если же родители обращались к публичной власти за разрешением наказать детей, то дело по существу не рассматривалось, по одной жалобе родителей ребенка приговаривали к порке кнутом. Оставалось право родителей передавать ребенка в кабалу, когда сами они переходили в холопство. Несмотря на формальное осуждение церковью, практиковалось насильственное пострижение детей в монахи[9]. В Уложении 1649 г. вводится понятие «малолетство» – до 15 лет, совершеннолетие наступает с 20 лет.

 

Правление Петра I ознаменовалось глубокими преобразованиями в государственном управлении и праве России, затронув, в том числе и правовое положение детей. Было введено ограничение церковной власти над брачно-семейными отношениями. При продаже своих крестьян помещики обязывались не разбивать семью, передавая новому хозяину главу семейства с вместе домочадцами, что, безусловно, поддерживало интересы и права ребенка. Также родителям было запрещено понуждать своих детей к браку[10].

 

В Указе от 23 марта 1714 г. «О единонаследии» и «Инструкции о магистрах» 1724 г. Петр I косвенно упоминает о передаче наследникам имущества наследодателя. Огромное внимание уделяется в правовых актах опеке. «Оставшихся без родительской власти подкидышей или рожденных, лиц мужского пола до 7 лет воспитывать, а потом посылать и школы определенные, а лиц женского пола обучать грамоте и другому мастерству»[11]. Более того, при Петре 1 появляются три вида назначения опекунов: по завещанию родителей; в соответствии с законными правилами; по распоряжению правительства.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное