+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Устройство органов высшей государственной власти Советской России–СССР эволюция системы (1918 – 1936) - З.А. Станкевич

Дата: 18.07.2011    Автор: З.А. Станкевич

Коренной переворот в социальной, политической и экономической жизни России, совершенный Великой Октябрьской революцией, не мог не отразиться на системе институтов власти государства принципиально нового типа, возникшего на обломках царской Империи и буржуазной Февральской республики. И дело тут не только в том, что радикально различались стратегические цели и практические задачи дооктябрьских политических режимов и той новой власти, которая возникла в результате судьбоносных изменений Октября 1917 года.

 

Гораздо важнее, на мой взгляд, осознание того, что у большевиков, завоевавших власть в России, объективно не было ни малейшей возможности адаптировать для своих политических нужд те государственные структуры, которые существовали в стране до их решающего выступления. Они были вынуждены конструировать[1] свою, особую систему государственной власти, максимально приспособленную для выполнения новых задач. Систему, которая могла бы обеспечить реальное участие в управлении делами общества и государства (в той или иной форме) основной массы трудящегося населения страны, прежде лишенного всякой возможности влиять на формирование внутренней и внешней политики Российского Государства.

 

Данная проблема сохраняет свою теоретическую и практическую значимость по сей день, поскольку ни Советская власть, недолго сумевшая сохранить изначальную демократическую направленность[2], ни, тем более, политический режим, пришедший ей на смену в России в конце ХХ века, так и не нашли подходящую институциональную форму ее решения, особенно в долгосрочной перспективе. Между тем, отечественный конституционный опыт периода 1918 – 1936 гг., несомненно, представляет в этом плане определенный научный интерес – прежде всего, как небезуспешная попытка воплотить на государственном уровне извечную народную мечту о равноправном и справедливом жизнеустройстве.

 

Следует особо подчеркнуть, что первая властная «конструкция» нового социально–политического уклада, закрепленная в Основном Законе 1918 года, почти идеально соответствовала духу и стратегическим целям этого строя. Речь идет, прежде всего, об обеспечении выполнения ключевой конституционной задачи, которая была сформулирована с предельной прямотой – а именно, об установлении «диктатуры городского и сельского пролетариата и беднейшего крестьянства в виде мощной Всероссийской Советской власти» [3].

 

Понятно, что «мощной» и «Всероссийской» в тех исторических условиях могла стать лишь такая власть, которая была в состоянии объединить и привлечь на свою сторону большинство т.н. рабочего (фактически – трудящегося) населения. Базовой формой этого объединения, как известно, выступали Советы, организованные в стройную иерархическую систему, основными элементами которой являлись: городские и сельские Советы; волостные, уездные (районные), губернские (окружные) и областные съезды Советов (в областях, отличающихся особым бытом и национальным составом, в качестве особой формы объединения – автономные областные союзы Советов, что, однако, не отменяло полномочий областных съездов Советов – прим. автора); Всероссийский съезд Советов рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов.

 

В контексте данной статьи есть смысл сосредоточиться на организации центральной Советской власти, которую в наиболее характерной форме олицетворял именно Всероссийский съезд Советов (далее – Съезд). Являясь высшей властью[4] молодой Советской Республики, Съезд сохранял свое уникальное конституционное положение целых 18 лет, вплоть до 1936 года, когда, согласно новой Конституции СССР, был заменен, как представляется, на куда менее демократичный и динамичный Верховный Совет страны.

 

Естественно, Съезд как важнейший государственный институт и высший орган государственной власти Советской России, а затем – Советского Союза, за время своего существования претерпел достаточно серьезную эволюцию. Одно дело – II Съезд Советов, провозгласивший Советскую власть и принявший ее первые, краеугольные декреты. Другое дело – Съезды, действовавшие в соответствии с нормами, закрепленными в Конституции 1918 года. Совсем иное дело – Съезды начального периода существования СССР (1924–1936), когда для эффективного управления огромной страной требовалось дополнить классовую демократию и классовый федерализм некими общедемократическими принципами и нормами «сожительства» народов и территорий в рамках одного союзного государства [5].

 

Это касалось практически всех сторон и аспектов деятельности Съезда, начиная с порядка его формирования и компетенции, и кончая характером и формами взаимоотношений с «высшим законодательным, распорядительным и контролирующим органом РСФСР» – Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом Советов (ВЦИКС) и органом, которому «принадлежит общее управление делами РСФСР» – Советом Народных Комиссаров (СНК). На наш взгляд, именно эти взаимоотношения как нельзя лучше характеризуют саму новую систему государственной власти, утвердившуюся в России после Октября 1917 года, а их эволюция – трансформацию данной системы, от вполне демократической (даже по современным меркам народовластия!) к бюрократически–централизованной, все менее открытой, динамичной и восприимчивой к реальным нуждам страны и народа.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное