+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Зарубежное и российское законодательство о недрах: сравнительно-правовой анализ - И.С. Яценко, Д.В. Василевская

Дата: 14.10.2011    Автор: И.С. Яценко, Д.В. Василевская

Основу законодательства о недрах в зарубежной практике обычно формируют Конституции государств, специальные нормативные правовые акты, отдельные нормы других отраслей права и законодательства, а в государствах англосаксонской правовой семьи – прецеденты, которые, в целом, определяют систему правового регулирования пользования недрами.

 

Система законодательства о недрах, во многом, зависит от государственного устройства: в странах с федеративным устройством, наряду с федеральным законодательством, действуют законы субъектов (штатов, территорий) Федерации; в унитарных странах основу правового регулирования отношений недропользования составляют единые акты органов государственной власти.

 

Отметим, что в большинстве государств законодательство, регулирующее отношения недропользования, подразделяется на два самостоятельных направления: законодательство, регулирующее добычу твердых полезных ископаемых, и законодательство, определяющее порядок добычи нефти и газа. Полагаем, что указанная дифференциация сложилась исторически, в связи с тем, что разработка твердых полезных ископаемых началась гораздо раньше, чем разработка углеводородных месторождений. При этом упомянем, что, чаще всего, в трудах отечественных исследователей зарубежного законодательства о недрах употребляется термин «горное законодательство»[1]; при этом, под указанным термином понимается весь объем законодательства о недрах (без подразделения его на указанные выше направления), что, по нашему мнению, не вполне верно.

 

Законодательство, регулирующее разработку твердых полезных ископаемых, исторически связывалось с собственностью на землю, что до настоящего времени, во многом, предопределяет систему отношений недропользования. В большинстве зарубежных государств в средние века законодательство о недрах, так же как российское законодательство того же периода, было неразрывным образом связано с правом земельной собственности.

 

Появившееся значительно позже законодательство о нефти и газе уже не так прочно было связано с земельными правоотношениями; кроме того, регулирование отношений недропользования осуществлялось с большим вмешательством государства в указанную сферу, в связи со значимостью углеводородных ресурсов для обеспечения экономической и политической стабильности. В государствах, обладающих запасами углеводородных ресурсов на континентальном шельфе, кроме законодательства о нефти и газе, обычно принимаются специальные законы, определяющие порядок пользования недрами в целях добычи углеводородных ресурсов на континентальном шельфе, в которых, по сравнению с законодательством, регулирующим порядок пользования недрами в целях добычи нефти и газа на суше, ужесточены экологические, природоохранные нормы, а также нередко расширен субъектный состав возможных участников правоотношений с включением в него иностранных инвесторов.

 

Указанная практика расширения субъектного состава участников отношений недропользования обусловлена тем, что освоение ресурсов недр на континентальном шельфе является чрезвычайно капиталоемким проектом с длительным сроком окупаемости, и в отсутствии свободных финансовых ресурсов у государства и национальных компаний, как правило, привлекаются иностранные инвестиции для освоения месторождений.

 

Исследователями зарубежного законодательства о недрах отмечается, и с ними можно согласиться, что в каждой стране содержание законодательства о недрах определяется в зависимости от принятых или установленных пределов вмешательства государства в сферу недропользования, механизма применения законодательства, возможностей обеспечения исполнения его требований, практики деятельности государственных органов общей и специальной компетенции, органов государственного управления, и ряда других факторов. При сходстве принципиальных подходов в разных странах сфера распространения законодательства о недрах, пределы и ограничения для регулирования отношений недропользования существенно различаются[2].

 

В. Вовчок полагает, что основа этих различий была заложена еще в глубокой древности, и связана, прежде всего, с правом собственности на недра, которое имело два основных подхода. В соответствии с первым, право собственности на недра признавалось за верховной властью. Подобный подход имел место в Египте, где недра считались собственностью царей, в Карфагенской республике, отдававшей рудники в разработку частным лицам за вознаграждение в пользу государства, а также в Древней Греции, где собственность на недра принадлежала городам – государствам. Другой подход был выдвинут в римском праве[3]. Весьма интересной классификаций, дошедшей до нас из источников римского права, является деление на главные и побочные вещи. Побочными являлись вещи, определенным образом зависящие от главной и подчиненные юридическому положению последней.

 

Одним из типов побочных вещей были плоды, под которыми понимались органические произведения вещей, регулярно получаемые от эксплуатации плодоприносящих вещей, без изменения их хозяйственного назначения. Относительно недр земли мнения классиков расходились, но большинство относило продукцию недр к плодам земли, которые принадлежали владельцу земельного участка[4].

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное