+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

К вопросу о механизме судебной власти в России - С.Г. Павликов

Дата: 14.10.2011    Автор: С.Г. Павликов

В юридической литературе имеет место мнение о том, что поскольку в Конституции РФ и в иных нормативных правовых актах отсутствует определение понятия судебная власть, то учение характеризуют ее через категории «суд», «правосудие», «судебная система» и т.п[1]. Думается, что можно разделить данную позицию, равно как и утверждение некоторых специалистов о том, что «выработка общего понятия «судебная власть» еще ждет своего решения»[2].

 

Так, например, «суд» определялся, чаще всего, как «беспристрастный посредник в споре между двумя заинтересованными лицами (сторонами)»[3], а правосудие – как «воздаяние каждому должного на основании закона»[4]. В.И. Ленин и его современники видели в суде «орган привлечения именно бедноты поголовно к государственному управлению, орган власти пролетариата и беднейшего крестьянства, орудие воспитания к дисциплине»[5], либо «орган управления, основной задачей которого является проведение политики господствующего класса по укреплению и защите основ его политического и экономического господства»[6], а в правосудии – «особый вид применения закона», либо форму государственной деятельности, имеющую в своей основе правоприменительную юрисдикционную составляющую[7].

 

На более современном этапе суд, как правило, определяют как «орган, призванный защитить установленный конституцией общественный и государственный строй, права и законные интересы граждан, предприятий, учреждений и организаций»[8], как «средство разрешения споров о праве и устранения юридических неопределенностей»[9], а правосудие – как «специфическая, присущая только судам форма осуществления властных полномочий органами государственной власти, завершающаяся принятием судебных решений, обязательных для исполнения всеми лицами в отношении которых они выносятся»[10].

 

Что же касается непосредственно определения судебной власти, то ее характеризуют как «самостоятельное публично-правое образование, представляющее собой систему специальных государственных и муниципальных органов»[11], как «принадлежащее судам, составляющим единую судебную систему государства, исключительное полномочие по разрешению возникающих в правовой сфере жизни общества социальных конфликтов с использованием установленной законом процедуры, реализуемое в форме конституционного, гражданского, уголовного, административного и арбитражного судопроизводства»[12]. Авторы монографии «Судебная власть» полагают, что она «есть независимая и самостоятельная ветвь государственной власти, которая на основе права разрешает социальные конфликты, следит за соответствием нормативных и правоприменительных актов Конституции РФ и законам, а также устанавливает юридически значимые факты. Основной формой реализации судебной власти являются все разновидности правосудия»[13].

 

Вызывают безусловное внимание рассуждения Н.А. Колоколова о судебной власти, который полагает, что категория «судебная власть», хотя непосредственно исследователем не наблюдается, но и не является чем-то непознаваемым и необъяснимым, поскольку представляет собой вид государственно-управленческой деятельности, т.е. принятой обществом особой формой взаимоотношений, в силу которых большинство признает необходимость наличия властных полномочий в руках правящей судебной олигархии и подчиняется ей[14]. При этом данный ученый констатирует наличие следующих атрибутов феномена судебной власти:

- судебная власть есть частный случай проявления власти вообще, одна из форм публичной государственной власти, средство всеобщей связи для народа, нации при осуществлении гражданами государства целедостижения;

- наличие в комплексе властеотношений народа, нации, ибо существование судебной власти вне народа, нации абсолютно невозможно;

- приказ субъекта, осуществляющего судебную власть – фактически воли народа в редукции его правительства по отношению к объекту – то есть к этому же народу, в обязательном порядке сопровождается угрозой применения санкции в случае неповиновения;

- подчинение народа субъекту, то ест фактически господствующему в нем мнению, есть подчинение воле осуществляющего власть субъекта, на практике это подчинение суду;

- наличие правовых норм, устанавливающих, что отдающий приказы субъект – суд, имеет на это право, а объект – народ, обязан подчинится его приказам.

 

Проанализировав выше и изложенные и многие другие научные труды, посвященные изучению понятия и сущности судебной власти, можно придти к следующим выводам. Так или иначе, но подавляющее большинство исследователей характеризует судебную власть через систему властеотношений, выделяя в ней элемент принуждения и, как правило, указывая на цели, стоящие перед судебной властью – оправление правосудия, превентивные и воспитательные функции и т.д. В целом, опять же большинство даваемых определений не вызывает принципиальных возражений; тем не менее возникает вопрос о том, возможно ли наличие «рафинированного» определения анализируемого феномена, абсолютно абстрагированного от реалий конкретной обстановки, собственно в которой судебная власть и осуществляется? Автор, осознавая, что его мнение будет далеко не бесспорным, полагает, что для уяснения сущности судебной власти необходимо принимать в расчет всю совокупность социально-экономических, правовых, территориально-административных и иных факторов конкретного государства. Основное внимание следует уделить двум факторам: типу государственного устройства (унитарное государство или федерация), конституционно-правовым основам страны (президентская или парламентская республика, распределение властных полномочий между тремя ветвями власти, способы назначения и прекращения полномочий судей и т.п.) Соответственно, нужно осуществлять научные исследования в сфере анализа феномена российской судебной власти с учетом всех указанных факторов.



[1]См.: Колоколов Н.А. Судебная власть: о сущем феномена в логосе. - М., 2005. - С. 84.


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное