+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Свободный и равный доступ каждого к правосудию как элемент правозащитной системы России - М.В. Мархгейм

Дата: 27.01.2012    Автор: М.В. Мархгейм

В качестве одного из признаков правового государства традиционно рассматривается независимость суда и осуществляемого им правосудия. Различными государствами предпринимались более или менее результативные шаги, направленные на приближение правосудия к искомому идеалу его независимости. Однако этого оказалось не достаточно. «Период судебного романтизма»[1], когда казалось, что снятием ограничений на обращение в суд можно было решить если не все, то хотя бы значительную часть проблем, стоящих перед российским обществом, не принес ожидаемых плодов. Наступила более длительная и проблемная стадия ориентированного на практику критического осмысления всего комплекса вопросов, связанных с судебной властью.

В этой системе высокого уровня значимости достигла проблема доступности правосудия (в той или иной степени независимого). В пользу такого вывода свидетельствуют как национальные источники, так и документы Совете Европы. Так, Комитетом Министров СЕ была разработана и принята Рекомендация №R (81) 7 государствам-членам относительно путей облегчения доступа к правосудию[2]. По представлению данного органа СЕ, облегчить доступ к правосудию можно, опираясь на ряд принципов, направленных на информирование граждан о средствах защиты своих прав в суде, на упрощение, ускорение и удешевление судебного разбирательства. Следует признать, что генеральные направления на пути обеспечения доступа к правосудию, определенные в мае 1981 г., не утратили своей актуальности и по истечении более двух десятилетий.

Ориентированность на принцип доступности правосудия отражена в Концепции судебной реформы в России, принятой в 1991 г. За прошедшие годы в реализации данного принципа прорыва не произошло. Российскому государству еще предстоит создать условия, когда доступ к правосудию не будет зависеть от правовых познаний или материального положения.  Вместе с тем в качестве важного результата надлежит рассматривать то, что судебная власть и судопроизводство обрели системный характер[3].

С проблемой доступа к правосудию непосредственно связано конституционное 9ч.1 ст.46) гарантирование судебной защиты, чем придается смысл обращению лица в суд. Очевидно, что не имея такого доступа, лицо не может реализовать свое конституционное право на судебную защиту.

Глубина данной проблемы отражена в оценке Ю. Стецовского, согласно которой право каждого на доступ к правосудию – один из краеугольных камней, гарантирующих господство права[4]. По меткому замечанию Д. Козака, ответ на вопрос о доступности суда – это, по существу, ответ на вопрос «а есть ли суд»[5]. Явно, что если суд недоступен, то смысла, прежде всего правозащитного, в его существовании нет.

Обращение к словарным источникам позволило выяснить, что характеристика «доступный» применима к тем субъектам и объектам, к которым можно удобно подойти; в которые можно проникнуть; которые открыты для посещения или пользования; внимательные ко всем, к ним обращающимся; получаемые за умеренную плату[6]. Следовательно, если кто-то (что-то) отвечает хотя бы одному из приведенных требований, то можно говорить о его доступности. Применительно к суду и правосудию этого отнюдь не достаточно. Качество доступности ими приобретается только при совокупности всех вышеназванных свойств. Эта особенность усложняет задачу реального, а не формального достижения доступа к правосудию.

Анализ текста Конституции РФ дает основание говорить о доступе к правосудию в двух смыслах – народовластном и правозащитном. В первом случае речь идет о доступе к осуществлению правосудия в контексте конституционного права участвовать в управлении делами государства. Во втором – о доступе к правосудию для защиты лицом своих нарушенных прав и свобод, равно как и законных интересов.

В каждом из названных подходов доступ к правосудию адресуется различным субъектам. Так, исходя из конституционных норм ч.5 ст.32, ч.2 ст.47, ч.4 ст.123, субъектами доступа к осуществлению правосудия являются граждане Российской Федерации в качестве присяжных заседателей. В правозащитном смысле доступ к правосудию адресуется всем лицам, находящимся под юрисдикцией России, для защиты ими собственных нарушенных прав и свобод посредством конституционного гарантирования каждому судебной защиты. Согласно ч.3 ст.55 и с.3 ст.56 Конституции РФ, право на доступ к правосудию не может быть ограничено даже в условиях чрезвычайного положения. Вместе с тем достаточно распространено его косвенное ограничение: физические препятствия (отдаленность судов), непосильные затраты, языковые проблемы, недостаточные знания, отсутствие доверия к судам и др. Это не является чисто российской проблемой, на что указывает прошедший в Будапеште (Венгрия) 5-7 декабря 2002 г. Европейский Форум по доступу к правосудию. В работе Форума приняли участие представители министерств юстиции, судебной ветви власти, и гражданского общества из стран Центральной и Восточной Европы, России, Средней Азии и Кавказского региона, а также представители таких международных институтов как Европейский Союз, Европейский Парламент, Совет Европы и Всемирный банк. Их усилиями проведена оценка ситуации, сложившейся в системе предоставления гарантированной государством бесплатной юридической помощи в девяти странах Центральной и Восточной Европы, вступающих в Европейский Союз, а также выработаны рекомендации по реформированию этой системы. Результаты обсуждения нашли свое отражение в изданном в 2004 г. сборнике статей «Доступ к правосудию: проблемы бесплатной юридической помощи в странах Центральной и Восточной Европы»[7]. Несмотря на то, что заявленный ракурс исследования сведен к вопросам бесплатной юридической помощи, участники Форума, чьи статьи включены в сборник, рассматривали проблему гораздо шире.

Вопросы свободного и равного доступа каждого к суду были в центре внимания государств и международных организаций и ранее. Это выражено в известных актах, фиксирующих данный принцип. Отметим, что во Всеобщей декларации прав человека 1948 г., Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г., Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. непосредственно на принцип доступа к правосудию не указано, но установлены такие сущностные характеристики судебных органов и их деятельности, без которых доступному правосудию не состояться. В числе таких характеристик компетентность судов (п.«b» ч.3 ст.2, ч.2 ст.6, п.«b» ч.3 ст.8, Пакта 1966 г.; п.«а» ч.1 ст.5 Конвенции 1950 г.,), их независимость и беспристрастность (ч.1 ст.14 Пакта 1966 г.; ст.10 Декларации 1948 г.; ч.1 ст.6 Конвенции 1950 г.), создание судов на основании закона (ч.1 ст.14 Пакта 1966 г.). Определено, что судебное разбирательство должно осуществляться в течение разумного срока (ч.3 ст.9 Пакта 1966 г., ч.3 ст.5 Конвенции 1950 г.), быть справедливым (ч.1 ст.14 Пакта 1966 г.; ст.10 Декларации 1948 г.; ст.6 Конвенции 1950 г.), публичным (ч.1 ст.14 Пакта 1966 г.; ч.1 ст.6 Конвенции 1950 г.), гласным (ч.1 ст.11 Декларации 1948 г.) при соблюдении требования, что все лица равны перед судами (ч.1 ст.14 Пакта 1966 г.). Обобщая приведенные качества судебных органов и их деятельности, можно заключить, что доступ населения к правосудию опосредован институциональными и процессуальными гарантиями, система которых обеспечивает квалифицированное, справедливое и в разумные сроки, гласное судебное разбирательство на равных основаниях всем лицам – вероятным участникам процесса.


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное