+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Экономические и финансовые гарантии осуществления компетенции местного самоуправления - Т.В. Ефимов

Дата: 09.11.2011    Автор: Т.В. Ефимов

Компетенция местного самоуправления тесным образом связана с финансово-экономическими возможностями ее реализации. Это непосредственно отражается в таком основном принципе местного самоуправления, как соответствие материальных и финансовых ресурсов местного самоуправления объему его полномочий. Европейская Хартия местного самоуправления устанавливает, что органы местного самоуправления имеют право на обладание достаточными собственными финансовыми средствами, которыми они могут свободно распоряжаться при осуществлении своих полномочий (ст.9). Без этого невозможно реальное и эффективное осуществление местным самоуправлением своей компетенции. В силу того, что местное самоуправление – власть подзаконная, от органов государственной власти зависит определение как его компетенции, так и источников формирования, развития материальных и финансовых ресурсов. В государстве, которое действительно заинтересовано в существовании эффективной и дееспособной местной власти, эти вопросы решаются взаимоувязано и сбалансировано. К сожалению, Российскую Федерацию пока нельзя в полной мере отнести к таковым.

 

За все время существования местного самоуправления в России наиболее острыми были проблемы его финансового обеспечения. Ухудшение материально-технической базы муниципальных образований, все возрастающий объем необеспеченных федеральных мандатов, принимаемые на федеральном уровне решения о повышении заработной платы работникам бюджетных учреждений преимущественно за счет средств субъектов Федерации и муниципальных бюджетов все более обостряли ситуацию в местном самоуправлении, вызывая нарекания как со стороны населения, так и со стороны органов государственной власти. В результате того, что федеральные законы либо вообще не разграничивали большинство полномочий между государственным и муниципальным уровнями, либо прописывали их как совместные, местное самоуправление в силу его непосредственной близости к населению сконцентрировало все полномочия, которые не хотели брать на себя из–за отсутствия финансов или по каким-либо другим причинам федеральный и региональный уровни власти. Характер перераспределения финансовых ресурсов в нашем государстве сложился явно не в пользу муниципальных образований. Устранение данной диспропорции между объемом компетенции и материально-финансовой обеспеченностью местного самоуправления является одной из основных целей современной муниципальной реформы.

 

В целях улучшения указанной ситуации были внесены изменения в Бюджетный и Налоговый кодексы РФ, а также в законодательство о местном самоуправлении, принят ряд подзаконных нормативных правовых актов. Однако вряд ли можно утверждать, что эти новации носят однозначно позитивный характер. При рассмотрении вопросов экономической основы местного самоуправления необходимо руководствоваться тезисом, что муниципальная собственность по своей природе есть публичная собственность. В науке существует мнение о том, что в правовом регулировании публичной собственности необходимо исходить из принципа ее единства. К примеру, В.Д.Мазаев обосновывает единство природы публичной власти тем, что она, во-первых, воплощает в себе понятие общего блага и направлена на удовлетворение общего интереса населения либо территории всей страны, либо отдельного региона, либо муниципального образования. Во-вторых, единство природы публичной собственности обусловливается единством природы публичной власти. В-третьих, это единство обеспечивается единством правового статуса и правового режима формирования публичной собственности и распоряжения публичной собственностью (целевое назначение)[1].

 

Вместе с тем единство природы государственной и муниципальной собственности как двух форм публичной собственности не является аргументом подчиненного положения субъектов права муниципальной собственности в ее использовании, также как и единство природы публичной власти органов государственной власти и органов местного самоуправления не означает их соподчиненности. Так, В.Д.Мазаев предлагает, в целях определения различия между этими формами публичной собственности, сопоставлять природу государственной собственности как экономической основы государственной власти и муниципальной собственности как экономической основы муниципальной власти[2]. В.А.Пономарев отмечает, что почти полное совпадение характеристик государственной и муниципальной собственности во многом обусловлено тем, что модель муниципальной власти как института гражданского общества у нас не создана и не привита[3].

 

В науке предпринимаются попытки сформулировать определенные критерии разграничения государственной и муниципальной собственности. В частности, Е.С. Шугрина различает государственную и муниципальную собственность по следующим основаниям: а) по субъектам (народ и органы государственной власти, с одной стороны, население муниципального образования и органы местного самоуправления, с другой); б) по объектам. Объектом права государственной собственности может быть любое имущество; объектом права муниципальной собственности – только то имущество, которое предусмотрено законодательством; в) по основаниям приобретения и прекращения права собственности. Некоторые основания приобретения права государственной собственности не могут быть основаниями приобретения права муниципальной собственности (например, национализация или международный договор); г) по содержанию. Права собственника муниципальной собственности могут быть ограничены, например, это относится к праву распоряжения (право распоряжения государственными дотациями, входящими в местный бюджет, ограничено государственными органами)[4].

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное