+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Формы и методы обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина органами и институтами местного самоуправления - Д.А. Карбушев

Дата: 09.11.2011    Автор: Д.А. Карбушев

Практический смысл система муниципальных институтов обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина обретает только в процессе правозащитной деятельности ее субъектов[1]. Федеральное законодательство крайне редко непосредственно закрепляет правотворческие полномочия местного самоуправления и его институтов. Так, например, в соответствии со ст. 5 Трудового кодекса Российской Федерации  от 30 декабря 2001 г. № 197-ФЗ (в ред. от 30 декабря 2008 г.) «органы местного самоуправления имеют право принимать нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права…»[2]. Нередко при определении полномочий органов местного самоуправления в Федеральном законе о местном самоуправлении используются формулировки: «создание условий», «организация», «обеспечение», значение которых весьма неопределенно. Применение подобных формулировок приводит к возможности широкого усмотрения и неоправданного варьирования объема осуществляемых полномочий органами местного самоуправления различных муниципальных образований. В отдельных случаях неверное толкование указанных понятий исключительно как форм организационно-исполнительной деятельности приводит к отстранению от осуществления этих полномочий представительных органов местного самоуправления с полной передачей решения соответствующих вопросов местной администрации, что искажает содержание норм Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»[3], поскольку для реализации этих полномочий органы местного самоуправления могут и обязаны использовать все имеющиеся у них ресурсы, в т.ч. и правотворческие, что предполагает принятие муниципальных нормативных правовых актов[4].

 

В соответствии со ст. 71 (п. «в»)  Конституции РФ регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина относится к ведению Российской Федерации, что является важной гарантией равенства всех перед законом, единства правового статуса личности в федеративном государстве. Вместе с тем, п. «б» ч. 1 ст. 72 Конституции устанавливает, что «защита прав и свобод человека и гражданина» относится к сфере совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, и может осуществляться в форме правотворчества, путем установления дополнительных гарантий реализации прав и свобод граждан[5]. По мнению Н.С. Бондаря и В.И. Крусса, это положение применимо по отношению к муниципальному правотворчеству, поскольку, как показывает анализ вопросов местного значения и предметов ведения государства, по которым местное самоуправление наделяется отдельными полномочиями, большая их часть связана с обеспечением и защитой прав и свобод человека и гражданина на территории муниципального образования[6]. Таким образом, в муниципальных правовых актах не закрепляются принципиально новые права и свободы человека и гражданина, отличные от общепризнанных, закрепленных в международных правовых актах и Конституции РФ. Решая вопрос о правомерности муниципального правотворчества в сфере прав и свобод человека и гражданина, следует также учитывать, что все нормативные правовые акты, как это вытекает из ст.ст. 2 и 18 Конституции РФ, в той или иной мере затрагивают права, свободы и обязанности человека и гражданина. Включение муниципальных образований в нормотворческую сферу в области субъективно-личностных институтов муниципальной демократии имеет как формально-юридические, так и материально-правовые критерии ограничения, в т.ч.: а) направленность не провозглашение новых для конституционного пространства Российской Федерации, а на установление юридических гарантий признанных Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина; б) конкретизация в муниципальных правовых актах норм федерального законодательства и законодательства субъектов Российской Федерации, закрепляющих права и свободы человека и гражданина, в том числе, установление льгот для определенных социальных общностей и групп населения: социально уязвимым группам граждан, национальным и религиозным меньшинствам и т.п.); в) создание дополнительных механизмов реализации прав и свобод человека и гражданина применительно к конкретным условиям отдельных муниципальных образований.

 

Примерами муниципальных правовых актов, принятых по вопросам местного значения, могут быть Постановление администрации города Слободского от 7 сентября 2006 г. № 45 «Об утверждении требований к качеству бюджетных услуг по видам услуг»; Постановление Администрации Вавожского района от 30 октября 2006 г. № 626 «Об утверждении правил приема граждан в муниципальные общеобразовательные учреждения Вавожского района» и Постановление главы г. Чебоксары Чувашской Республики от 14 декабря 2005 г. № 288 (в ред. от 23 апреля 2007 г.) «Об утверждении положения о порядке реализации жилищных прав гражданами - жителями г. Чебоксары»[7].

 

В соответствии со ст.ст. 14.1, 15.1 и 16.1 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» органы местного самоуправления городского округа вправе решать вопросы, указанные в данных статьях, а также решать иные вопросы, не отнесенные к компетенции органов местного самоуправления других муниципальных образований, органов государственной власти и не исключенные из их компетенции федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации. Как правило, реализация данных полномочий направлена на обеспечение и защиту прав социально незащищенных групп населения муниципального образования – женщин, детей, жертв политических репрессий (например, Постановление главы администрации Краснодара от 19 сентября 2003 г. № 2454 (в ред. от 30 декабря 2005 г.) «О городской комиссии по вопросам улучшения положения женщин»).

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное