+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Ответственность за нарушение обязательств по договору присоединения - Д.А. Елисеев

Дата: 14.10.2011    Автор: Д.А. Елисеев

Согласно п. 1 ст. 428 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК) договором присоединения является договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могут быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом. Данное правило в определенной степени ограничивает права присоединяющейся стороны на формирование договорных условий в соответствии с принципом свободы договора, при этом значительно облегчая и ускоряя процедуру заключения договора и оформление договора как документа.

 

Перечень гражданско-правовых договоров, которые могут быть заключены в виде договора присоединения, в законодательстве отсутствует, в отличие от перечня публичных договоров (ст. 426 ГК). По мнению Б.М. Сейнароева, «законодатель оставил без ответа весьма важный для теории и практики вопрос о том, условия каких видов договоров могут быть определены в формулярах или иных стандартных формах, кто вправе устанавливать эту форму, в связи с чем, практика нуждается в научных изысканиях, раскрывающих, как, в каких сферах договорных отношений конкретно применяется договор присоединения»[1]. В этой связи при разрешении вопроса об отнесении конкретного договора к договорам присоединения в настоящее время следует исходить из способа его заключения, вследствие чего таковым может оказаться практически любой гражданско-правовой договор, заключенный на основании формуляра или иной стандартной формы. При этом остаточно сложно согласиться с мнением отдельных исследователей о том, что договором присоединения может считаться только договор между коммерческой организацией и гражданином-потребителем[2]. Буквальное толкование п. 1 ст. 428 ГК не дает достаточных оснований для подобного вывода.

 

Определение содержания понятий «формуляр» и «стандартная форма» способно вызвать определенные трудности. В соответствии с Государственным стандартом по делопроизводству формуляр – это набор реквизитов (т.е. пунктов, данных) письменного документа, расположенных в определенной последовательности[3]. Определение понятия «стандартной формы» договора в законодательстве отсутствует. К примеру, на основании стандартных (типовых) форм договора определяются отношения лица, передающего имущество в паевой инвестиционный фонд (учредителя управления) и управляющей компании. Согласно п. 4 ст. 17 Федерального закона от 29 ноября 2001 г. № 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах»[4] условия договора доверительного управления паевым инвестиционным фондом определяются управляющей компанией в стандартных формах на основании типовых форм, утвержденных Правительством РФ[5], и могут быть приняты учредителем доверительного управления только путем присоединения к указанному договору в целом.

 

По мнению В.В. Витрянского, случаи, когда условия договора не могут быть приняты присоединяющейся стороной «не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом», предполагают либо жесткое законодательное регулирование соответствующих договоров, когда условия, содержащиеся в формулярах или стандартных формах, непосредственно вытекают из императивных норм (например, железнодорожная или товарно-транспортная накладная, коносамент), либо рассчитаны на отношения с массовым потребителем (гостиничное обслуживание, услуги связи и т. п.)[6]. При этом им уточняется, что к числу таких стандартных форм и формуляров не могут быть отнесены растиражированные образцы текстов договоров, которые используются многими организациями. В этих случаях вторая сторона вправе заявить о разногласиях по отдельным пунктам или по всему тексту договора в целом и в конечном итоге условия договора будут определяться в обычном порядке, то есть по соглашению сторон[7]. Иными словами, невозможность заключения взаимосогласованного договора должна быть объективной.

 

В соответствии с п. 2 ст. 428 ГК присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор хотя и не противоречит закону, но исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств.

 

Действующее гражданское законодательство определяет в отношении ответственности за нарушение большинства обязательств в предпринимательской деятельности общее правило о возмещении убытков, и лишь в некоторых случаях устанавливает конкретные меры ответственности (как правило, в виде законной неустойки). Единственной универсальной нормой в сфере нарушения договорных денежных обязательств является ст. 395 ГК, при этом не утихают споры по поводу отнесения предусмотренных данной статьей процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами к числу мер гражданско-правовой ответственности [8]. В остальном ответственность контрагентов в большинстве случаев регулируется условиями договора, установленными свободным волеизъявлением сторон. В этой связи права, предоставленные п. 2 ст. 428 ГК не могут быть использованы стороной договора в том случае, если она имела возможность участия в определении условий договора, но либо пренебрегла этим правом, либо неправильно истолковала смысл норм ст. 428 ГК, расценив взаимносогласуемый договор как договор присоединения. Данный вывод подтверждается материалами арбитражной практики.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное