+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Вексельное право и природа возникновения вексельных отношений как фактор вексельной ответственности.

Дата: 06.10.2011    Автор: А.С. Якубов

В данной статье будет рассмотрено соотношение отраслей права, регулирующих вексельный оборот, а также вопросы, связанные с возникновением вексельных отношений на основе общегражданских сделок.

 

Автор посчитал необходимым остановиться на этом подробнее, так как в сути отношений между сторонами по основной сделке, кроется причина ответственности по векселям, которая, как показывает практика, может наступать и не из чисто вексельных отношений. Подразделение же отношений на чисто вексельные и связанные с ними гражданско-правовые дает нам представление о том, какой институт или конкретная норма об ответственности должны применяться.

 

Общеправовой классификатор отраслей законодательства, утвержденный Указом Президента РФ от 16 декабря 1993г. № 2171 относит ценные бумаги, в том числе векселя, к такой отрасли как законодательство о финансах и кредите, которая, в свою очередь, исходя из данного классификатора, носит самостоятельный характер и не входит в состав гражданского законодательства[1].

 

В противовес этому в ст. 2 Гражданского кодекса РФ прямо сказано, что гражданское законодательство призвано регулировать «договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников». А предмет вексельного права, составляют отношения, возникающие между субъектами гражданских правоотношений при выпуске, обращении векселей, исполнении вексельного обязательства, а также привлечении к ответственности, возникающей в случае неисполнения вексельного обязательства. То есть – предмет гражданского права включает в себя предмет вексельного права в широком смысле.

 

Методом вексельного права является диспозитивный. Следовательно, формально вексельное право не является самостоятельной отраслью права, так как не обладает собственным предметом и методом правового регулирования, отличным от предмета и метода права гражданского.

 

Вексель отвечает всем признакам ценной бумаги, которые были выработаны в российской цивилистике[2], а впоследствии нашли отражение в действующем гражданском законодательстве в ст. 142 ГК РФ.

 

Многие исследователи делали попытки отнести вексельное право к какой-либо отрасли российской правовой системы. Из них наиболее точной по нашему мнению является точка зрения, предложенная еще в конце XIX в.[3]. Вексельное право следует трактовать в узком смысле как совокупность норм, регулирующих отношения, вытекающие непосредственно из самого вексельного обязательства, как ничем не обусловленной обязанности выплатить определенную сумму денег. Самостоятельность данной отрасли права можно также аргументировать ее происхождением из торговых правоотношений, как видно из приведенного выше исторического анализа развития векселя. Торговое право не признается самостоятельной отраслью права в Российской Федерации, в отличие, например, от Германии или Франции. Следовательно, вексельное право не может быть отнесено и к торговому.

 

Все остальные отношения, не вытекающие из текста векселя не обладают достаточной спецификой, чтобы их выделить из предмета гражданского права. Более того, причисляя вексель к категории ценных бумаг, гражданское право распространяет на него действие и других важных для вексельных отношений институтов.

 

В.А. Белов также разделяет данную точку зрения, указывая, что если специальное указание по тому или иному вопросу в вексельном праве отсутствует, это означает, что должны применяться нормы общие, в частности – нормы ГК РФ[4].

 

Вексельное право можно рассматривать как подотрасль гражданского права наравне с авторским, жилищным или другими, опираясь на разработки таких теоретиков права, как С.С. Алексеев[5]. Однако диспозитивный метод правового регулирования вексельных отношений, который в рамках одной отрасли права должен быть единым, также не бесспорен, так как вексельная строгость и безусловность придает вексельным отношениям специфичность, отличную от общегражданской. Такая строгость скорее присуща финансовому законодательству, к которому Указ Президента РФ «Об общеправовом классификаторе отраслей законодательства» и причисляет законодательство о ценных бумагах. Она выражается в прецептивном характере вексельных норм, то есть в запрещении всего, что не разрешено[6]. Если вексельное право не регулирует какие-то вексельные отношения в силу своей неполноты, то в силу вступает гражданское законодательство, которое носит ярко выраженный диспозитивный характер. В.А. Белов утверждает, что отсутствие регламентации отдельных вопросов вексельного обращения влечет их применение на основе общих норм гражданского права[7]. Вследствие применения диспозитивных норм гражданского права к строго формализованным вексельным отношениям может возникнуть конфликт вексельного права с гражданским.

 

Учитывая вышесказанное нельзя согласиться с точкой зрения ряда авторов[8], что вексель является институтом гражданского права. Скорее можно говорить о существовании в гражданском праве подотрасли «вексельное право», которое регулируется как своими самостоятельными нормами так и нормами гражданского и финансового законодательства. При этом вексельное законодательство имеет преимущество при регулировании собственно вексельных отношений. А в случае, если не соблюдена форма векселя, или отношения иным образом выходят за рамки чисто вексельных, то вступают в силу нормы ГК и других гражданско-правовых законов.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное