+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Институт судебного конституционного контроля субъектов Российской Федерации в системе государственной защиты прав и свобод человека и гражданина - О.Н.Доронина

Дата: 18.10.2011    Автор: О.Н.Доронина

Юридической базой для учреждения конституционных (уставных) судов в субъектах Российской Федерации являются Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации», а также конституции субъектов Российской Федерации. Федеральный конституционный закон (ст. 27) определяет конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации исключительно как органы охраны конституции субъекта Российской Федерации. К их компетенции отнесено рассмотрение вопросов соответствия законов субъекта Российской Федерации, нормативных правовых актов органов государственной власти, органов местного самоуправления субъекта Российской Федерации Конституции (Уставу) субъекта Российской Федерации, а также толкование Конституции (устава) субъекта Российской Федерации.

 

Конституционный Суд Российской Федерации в своем определении от 6 марта 2003 г. № 103-О по запросам Государственного Собрания Республики Башкортостан и Государственного Совета Республики Татарстан о проверке конституционности части 1 статьи 27 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» указал, что содержащийся в ст.27 (ч. 1) Федерального конституционного закона перечень вопросов, для рассмотрения которых субъекты Российской Федерации могут создавать конституционные суды, нельзя считать исчерпывающим. Оспариваемая заявителями норма, оставляя на усмотрение субъекта Федерации решение вопроса о создании конституционного суда, носит не императивный, а диспозитивный характер и одновременно ориентирует на то, какие основные вопросы могут рассматриваться таким судом в случае его создания[1]. При этом, дела, отнесенные Конституцией РФ, федеральными конституционными и федеральными законами к компетенции Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции и арбитражных судов, конституционным судам субъектов Федерации как судам, входящим в судебную систему РФ, неподведомственны. Предоставление же им полномочий вне указанных пределов не противоречит Конституции РФ, если эти полномочия соответствуют юридической природе и предназначению данных судов в качестве судебных органов конституционного контроля и касаются вопросов, относящихся к ведению субъектов Федерации в силу ст. 73 Конституции РФ.

 

Однако в этом же определении Конституционный Суд указывает, что Конституция РФ относит к ведению Российской Федерации как судоустройство (ст. 71, п. «о»), так и установление судебной системы Российской Федерации в целом, которая в силу ст. 118 (ч. 3) определяется исключительно Конституцией РФ и федеральными конституционными законами. Таким образом, вывод Конституционного Суда РФ о том, что в законодательстве субъектов Федерации могут быть установлены дополнительные (по сравнению с закрепленными в ст. 27 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации») полномочия конституционных судов, не столь очевиден, как это представляется отдельным ученым[2]. Устранить неопределенность в вопросе о конституционности закрепления правозащитного полномочия конституционных и уставных судов субъектов Российской Федерации, возможно только одним способом – посредством внесения изменений в ст. 27 (ч. 1) Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации».

 

Некоторые препятствия учреждению Конституционных (уставных) судов в субъектах Российской Федерации создает ч. 2 ст. 27 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», в соответствии с которой финансирование конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации производится за счет средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации. Таким образом, законодательные органы субъекта Российской Федерации, отказываясь учреждать конституционные (уставные) суды, ссылаются не дефицит бюджета субъекта Российской Федерации. Однако В.А. Кряжков отмечает, что для отдельных субъектов Федерации дополнительный государственный институт может рассматриваться как неоправданное бремя для регионального бюджета, однако это только гипотетически: расходы на содержание данных судов относительно незначительны и многократно меньше, чем расходы субъектов Федерации, которые они тратят на иные органы государственной власти. В частности, доля затрат на конституционный (уставный) суд от общей суммы расходов бюджета субъекта РФ на 2007 год составила: в Адыгее - 1%, Северной Осетии - Алании - 0,9%, а в остальных - сотые доли процентов[3].

 

Дела о защите прав и свобод человека и гражданина составляют значительный массив в практике конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации. В.А. Кряжков в своей монографии «Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации (правовые основы и практика)» определяет долю данной категории дел в 57 % (по данным на 1 января 1999 г.)[4]. На сегодняшний день доля итоговых решений, принятых конституционными и уставными судами субъектов Федерации, по вопросам защиты прав человека составляет около половины от общего числа дел.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное