+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Место конституционных судов в системе защиты прав и свобод человека и гражданина опыт Российской Федерации и ближнего зарубежья - О.Н. Доронина

Дата: 19.07.2011    Автор: О.Н. Доронина

В настоящее время в российской и зарубежной юридической науке общепринятым является системный подход к защите прав и свобод человека и гражданина[2]. Ученые - конституционалисты, исследуя механизм защиты прав и свобод человека и гражданина в современных демократических зарубежных государствах, указывают на ведущую роль в нем конституционных судов как органов, осуществляющих судебный конституционный контроль[3]. Однако, место Конституционного Суда в системе защиты основных прав и свобод человека и гражданина обусловлено не тем, что он является высшим органом государственной власти, а его особой компетенцией, правовой природой его деятельности.

 

Гарантии судебной защиты закреплены во всех конституциях и актах конституционного характера государств Центральной и Восточной Европы. Наиболее типичным является закрепление права каждого на судебную защиту его прав и свобод. Так, например, в соответствии § 51 (ч. 1) Конституции Венгерской Республики от 18 августа 1949 г. «каждый имеет право на то, чтобы … в любом процессе, его права и обязанности, были рассмотрены на справедливом и открытом заседании независимого и беспартийного суда, установленного законом[4]. Как правило, в соответствующих положениях конституций закрепляется возможность судебного обжалования правовых актов органов государственной власти и органов местного самоуправления, нарушающих права и свободы человека и гражданина. В совокупности с общепризнанными принципами законности и независимости судов при осуществлении правосудия, это предполагает обязанность всех судов при рассмотрении дел, отнесенных к их компетенции, руководствоваться законом и Конституцией как нормативными правовыми актами наивысшей юридической силы.

 

Именно необходимость защитить основные права и свободы человека и гражданина от нарушений их актами высших органов государственной власти и привела к приобретению Верховным Судом США полномочий в сфере проверки соответствия их Конституции США, возникновению института судебного конституционного контроля и, соответственно, его «американской» модели. Если внимательно изучить правовую позицию судьи Верховного Суда США Дж. Маршалла, выраженную им по делу Marbury v. Madison[5], становится очевидным, что обоснование полномочий Верховного Суда США в сфере конституционного контроля заключается в том, что суд должен применить закон, чтобы разрешить конкретное дело, в случае коллизии между двумя законами, подлежащими применению при рассмотрении дела; суд должен решить, какому закону нужно отдать преимущество; если отношения регулируются и Конституцией, и противоречащим ей законом, приоритет должен быть отдан Конституции. Профессор С.М. Гриффин, полагает, что «судебная власть должна руководствоваться Конституцией в случае прямого конфликта между нею и обычным законодательным актом», что является непосредственным следствием обязанности суда разрешать дела, отнесенные к его компетенции[6]. Таким образом, по мнению Дж. Маршала, «те, кто применяет норму права в конкретном деле, по необходимости, должны разъяснять и интерпретировать эту норму. Если имеется конфликт двух законов друг с другом, суды должны выбрать один из них; поскольку Конституция обязательна как для законодательных органов, так и для судов, последние не имеют никакого выбора, кроме как объявить недействительный любой акт, который они найдут противоречащим Конституции»[7].

 

Однако недостатки защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина от нарушений их законодательными актами и нормативными правовыми актами иных высших органов государственной власти, осуществляемой судами общей юрисдикции, очевидны. Так, Ю.А. Юдин и Ю.Л. Шульженко полагают, что к ним относится связанность суда при разрешении конституционных вопросов обстоятельствами рассматриваемых уголовных и гражданских дел[8]. Профессор М. Шапиро так определяет специфику конституционного контроля, осуществляемого судьей при рассмотрении конкретного дела: «Осуществляя правосудие, мы проверяем конституционность закона только в той мере, в какой это необходимо для нормального рассмотрения конкретного дела…»[9].

 

Следует заметить, что возможность граждан прибегнуть к защите Конституционного Суда может быть закреплена Основном законе государства, но данное право не закреплено как основное право человека и гражданина (§ 32/А Конституции Венгерской Республики; ст. 125 (ч. 4) Конституции Российской Федерации; ст. 126 Конституции Словацкой Республики; ст. 160 (ч. 3) Конституции Республики Словения; ст. 125 (абз. 4) Конституции Республики Хорватия; ст. 86, (ч. 1, п. «d») Конституции Чешской Республики. Только в Конституции Республики Польской (ст. 79, ч. 1) право на обращение с жалобой в Конституционный Трибунал закреплено в качестве основного: «Каждый, чьи конституционные свободы или права оказались нарушенными, имеет право на определенных в законе принципах обратиться с жалобой в Конституционный Трибунал по вопросу о соответствии Конституции закона или иного нормативного акта, на основании которого суд или орган публичной администрации вынес окончательное решение о его свободах или правах или о его обязанностях, определенных в Конституции».

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное