+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Вооруженный конфликт немеждународного характера как правовой институт и фактор риска в обеспечении прав человека.

Дата: 14.11.2011    Автор: А.В. Осипова

Современная юридическая наука определяет вооруженный конфликт немеждународного характера как вооруженный конфликт, происходящий на территории какого-либо государства между его вооруженными силами и антиправительственными вооруженными силами или другими организованными вооруженными группами, которые, находясь под ответственным командованием, осуществляют определенный контроль над частью территории государства. Это определение зафиксировано в Дополнительном протоколе II 1977 г. к Женевским конвенциям о защите жертв войны 1949 г. Принятие в 1977 г. Дополнительных Протоколов к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающихся защиты жертв международных вооруженных конфликтов[1] и вооруженных конфликтов немеждународного характера[2] стало знаковым событием в эволюции подходов к пониманию роли и значения вооруженных конфликтов немеждународного характера как правового института современного мира. Названные нормативно-правовые акты позволили обратить действующие обычные и конвенционные нормы, обеспечивающие уважение человеческой личности и ее развитие в период вооруженного конфликта, в единое целое.

 

В последнем десятилетии ХХ - начале XXI вв. наблюдается устойчивая тенденция к увеличению числа вооруженных конфликтов немеждународного характера по сравнению с международными. Так, между 1900 и 1941 гг. из 24 вооруженных конфликтов, происходящих в мире, 19 было международных и только 5 внутригосударственных, а в 1994г., по данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира, происходил 31 вооруженный конфликт немеждународного характера в 27 точках земного шара[3]. Таким образом, события последних десятилетий способствуют росту научно-исследовательского интереса к анализу причин возникновения и проблем разрешения внутреннего вооруженного конфликта. Однако следует отметить, что существует определенная диспропорция отношения степени научного интереса к проблеме к степени ее научной разработанности, начиная с вопросов формирования понятийно-категориального аппарата.

 

Большинство современных юристов рассматривают вооруженный конфликт немеждународного характера как одну из форм протекания конфликта политического[4]. В этом случае внутригосударственный вооруженный конфликт, начинающийся с ограниченного конфликта в целях контроля определенных территорий и установления политического влияния на определенные группы населения, при известных обстоятельствах приобретает способность развиться до более высоких уровней вооруженной борьбы вплоть до войны как продолжения политики. Несмотря на широкую распространенность и популярность представленного подхода, ему, на наш взгляд, присуща некоторая ограниченность, которая проявляется в абстрагировании от двух важнейших аспектов вооруженного конфликта немеждународного характера: предконфликтных условий и послеконфликтной стадии развития политических отношений. В этой связи нельзя не согласиться с профессором А.В. Герасимовым, который считает, что подход, учитывающий обозначенные аспекты, для анализа природы внутренних вооруженных конфликтов является методологически более ценным[5].

 

Другой важной методологической проблемой в исследовании вооруженного конфликта немеждународного характера является использование для его определения и характеристики понятий «военный конфликт», «вооруженный конфликт» и «война». Справедливо считается, что вооруженный конфликт существует тогда, когда применяется военная сила. Однако в современных интерпретациях политико-правовых процессов общественного развития для квалификации событий в той или иной стране или регионе используется значительное количество понятий, так или иначе связанных с применением военной силы: война (гражданская, национально-освободительная, локальная, региональная), конфликт (вооруженный, военный, межнациональный, этнополитический, конфессиональный) и т.д.

 

Использование этих понятий в качестве синонимов и создает предпосылки для искажения смысла обозначаемых ими социальных явлений. Каждое из перечисленных понятий характеризует совершенно определенное состояние политических или военно-политических отношений, имеющее свои специфические признаки. Поэтому очень важно, чтобы научное и экспертное сообщество, а также все вовлеченные в конфликт или в его урегулирование стороны не только оперировали однопорядковыми категориями, но и вкладывали в них одинаковое содержание. Вооруженный конфликт немеждународного характера не содержит основных признаков, присущих войне, как особому состоянию общества, а также необходимых правовых критериев, определяющих его как войну. Поэтому понятие «вооруженный конфликт» не тождественно понятию «война» и наоборот. С другой стороны, дополнительные протоколы к Женевским конвенциям не применяются к случаям нарушения внутреннего порядка и возникновения обстановки внутренней напряженности, таким, как беспорядки, отдельные акты насилия и иные акты аналогичного характера, поскольку таковые не являются вооруженными конфликтами[6].

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное