+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Конституционно-правовой статус автономных образований в современных государствах - А.Р. Мкртумян

Дата: 15.11.2011    Автор: А.Р. Мкртумян

Полиэтничность и поликультурность современных государств, ставит перед ними задачи по нахождению путей в сфере межнациональных отношений и защиты прав национальных меньшинств, основанных на выработанных международным сообществом общих подходах и нормах в области обеспечения прав человека и гражданина в национальной сфере. Каждое государство в идеале должно стать «общим домом» для всех проживающих в нем этнических, религиозных и языковых меньшинств, которые на деле могли бы пользоваться равенством с остальными членами общества. В настоящее время во многих конкретных ситуациях не только правительство той или иной страны, но и значительные слои граждан нередко весьма болезненно относятся к стремлению групп своих соотечественников заявлять о себе как о самостоятельном этносе со всеми вытекающими из статуса национального меньшинства последствиями[1]. С другой стороны, решением проблем меньшинств не может и не должно быть создание для каждой этнической группы своего собственного "очищенного" моноэтнического государства, а примеры тому уже есть. Государство не должно быть "исключительной собственностью" какой-либо одной национальной, этнической или языковой группы, будь то группа большинства или меньшинства.

 

Необходимо учитывать, что для обеспечения прав национальных меньшинств решающим является признание их внутренним законодательством (даже конституциями государств), поскольку отсутствие такого официального признания лишает их на практике возможности использования принципов, заложенных в ст. 27 Международного пакта о гражданских и политических правах.

 

В отдельных государствах существование этнических или языковых меньшинств вообще не находит признания в конституционном и ином законодательстве. Вместе с тем, в других государствах для обеспечения прав национальных меньшинств учреждены автономные образования.

 

Дания по форме государственного устройства является унитарным государством, имеющим в своем составе две национально-территориальные автономии - Гренландию и Фарерские острова. В действующей Конституции Дании 1953 г. не содержится специальных положений, регулирующих статус автономных образований и их взаимоотношения с центральными датскими властями. Тем не менее, в отдельных параграфах Конституции автономные образования все-таки упоминаются. Так, § 28 предусматривает вхождение в состав центрального законодательного органа Дании - Фолькетинга - двух депутатов как от Фарерских островов, так и от Гренландии; п. 5 § 30 предусматривает, что представительство Фарерских островов и Гренландии в Фолькетинге может устанавливаться специальным законом; в соответствии с п. 8 § 42 специальным законом может регулироваться проведение референдумов в автономных единицах, а кроме того в Конституции имеется еще один параграф, затрагивающий автономии, - § 86, в соответствии с которым "возрастной ценз участия в местных выборах на Фарерских островах и в Гренландии может быть установлен законом или на основании закона". Более детально взаимоотношения автономных единиц и центральных властей регулируются специальными актами - Актом о местном управлении Фарерских островов 1948 г. и Актом о местном управлении Гренландии 1978 г.[2].

 

Вопрос о предоставлении Гренландии внутренней автономии рассматривался в Фолькетинге Дании в 1978 г. Большинство ее жителей поддержало 17 января 1979 г. на референдуме Акт о местном управлении Гренландии, принятый датским парламентом 29 ноября 1978 г. Взаимоотношения Гренландии и Дании регулируются в настоящее время этим Актом, Гренландия признается частью территории датского королевства и в то же время наделяется правом самостоятельного управления своими делами. Гренландская автономия имеет собственные органы власти. Гренландские автономные органы наделяются довольно широким кругом полномочий. Акт о местном управлении 1978 г. содержит Приложение, которое перечисляет те сферы, которые относятся к предметам ведения гренландских властей. В число этих предметов, в частности, входят: организация местного управления в Гренландии; формирование местного правительства; установление прямых и косвенных налогов; вопросы церкви и религиозных коммун; вопросы рыболовства, охоты, сельского хозяйства, оленеводства; охрана от браконьерства; местное планирование; законодательное урегулирование торговли и конкуренции, в том числе ресторанного и гостиничного бизнеса, продажа алкогольных напитков, установление времени работы магазинов; социальное обеспечение; регулирование рынка труда; культура и образование, в том числе профессионально-техническое; другие вопросы, связанные с государственным регулированием рыболовства и поддержкой развития предпринимательской деятельности; здравоохранение; законодательство об аренде, поддержанию аренды и жилищно-коммунального хозяйства; поставка товаров; внутренняя перевозка пассажиров и товаров; охрана окружающей среды. В соответствии с п. 2 и 3 ст. 4 гл. II Акта местные и центральные органы власти совместно устанавливают право автономии обладать юрисдикцией в той или иной из вышеперечисленных сфер. При этом, когда речь идет о центральных органах власти, такое установление фиксируется в специальном законе, наделяющем автономные органы регулирующей юрисдикцией.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное