+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Конституционное закрепление принципа отделения религиозных объединений от государства в зарубежных странах - И.В. Покин

Дата: 19.09.2011    Автор: И.В. Покин

Отделение религиозных объединений от государства является одним из основных существенных признаков светскости государства. Русский философ и правовед И.А. Ильин (1883-1954) писал: «Церковь и государство взаимно инородны - по установлению, по духу и достоинству, по цели и способу действия. Государство, пытающееся присвоить себе силу и достоинство Церкви, творит кощунство, грех и пошлость. Церковь, пытающаяся присвоить себе власть и меч государства, утрачивает свое достоинство и изменяет своему назначению... Церковь не должна брать меча - ни для насаждения веры, ни для казни еретика или злодея, ни для войны... В этом смысле церковь «аполитична», задача политики не есть ее задача, средства политики не суть ее средства; ранг политики не есть ее ранг»[1].

 

Характеризуя правовое содержание отделения религиозных объединений от государства, некоторые исследователи приводят различающиеся по объему и полноте перечни составных элементов этой правовой категории, выступающих одновременно ее признаками. При этом отдельные формулировки признаков зачастую носят юридически некорректный характер. Обусловлена такая ситуация, во многом, тем, что в разных странах реализуются отличные друг от друга модели отношений между государством и религиозными объединениями, что вызвано историческими, национально-культурными, геополитическими и иными особенностями, сложившимися в этих странах.

 

Так, латвийский исследователь, доктор права Р. Балодис выделяет пять условий, которые, по его мнению, определяют суть принципа отделения религиозных объединений от государства: 1) государство и его учреждения не контролируют отношение своих граждан к религии и не учитывают религиозную принадлежность конкретных граждан; 2) государство не вмешивается во внутреннюю деятельность религиозных объединений, если не нарушается законодательство; 3) государство не оказывает материальной поддержки религиозным объединениями, в том числе и финансовой поддержки[2]; 4) религиозные объединения не выполняют по заданию государства ни одной юридической функции (в том числе и функцию регистрации брака); 5) религиозные объединения не вмешиваются в государственные дела, а занимаются только теми вопросами, которые касаются их деятельности; государство охраняет законную деятельность религиозных объединений[3].

 

Очевидно, что данный перечень далеко не полон. Кроме того, существуют исключения из этого перечня, то есть примеры государств, в которых сложились условия, противоположные указанным в этом перечне, что, вместе с тем, не превращает их в несветские государства. С другой стороны, Р. Балодису здесь не удалось выявить и правовую сущность отделения религиозных объединений от государства - definitio essentialis (существенное определение, концептуальную основу этой категории).

 

Целесообразно в связи с этим обратиться к анализу толкования Верховным Судом США принципа отделения религиозных объединений от государства, проведенному в судебном постановлении по делу «Аллен против Мортона» (дело 495 F2d 65, D.C. Cir.)[4]. Верховный Суд в своем обращении к округу Колумбия указал 3 исходных основания отделения религиозных объединений от государства в правовой системе: содержание и цели подзаконных актов должны быть полностью и только светскими; подзаконные акты не должны предоставлять преимуществ религии или ущемлять ее; в подзаконных актах недопустимо смешение государственной деятельности с элементами какой бы то ни было религии.

 

Следует признать, что данное толкование, в целом, вполне адекватно отражает содержание принципа отделения религиозных объединений от государства. Учитывая светский характер государства в большинстве стран мира, предполагающий право граждан на свободное мировоззренческое самоопределение, действительно, недопустимо государству в его подзаконных актах формулировать и преследовать религиозные цели. Так же недопустимо ущемление подзаконным актом прав верующих какого-либо религиозного объединения (религии). Правовая ответственность за правонарушения, а также ограничения религиозной свободы, правомерно установленные законом и необходимые для охраны общественной безопасности, порядка, здоровья и морали, равно как и основных прав и свобод других лиц (ч. 3 ст. 18 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.[5]), являются вопросами иного характера. Некоторые вопросы возникают относительно того, может ли государство законами или подзаконными актами устанавливать преимущества того или иного религиозного объединения перед остальными, так как законодательное закрепление за той или иной религиозной организацией статуса государственной достаточно распространено в мире. Но совершенно правильна точка зрения Верховного Суда США о том, что отделение религиозных объединений от государства предполагает запрет на смешение государственной деятельности с элементами какой бы то ни было религии. Компетенции государства и религиозных объединений должны быть разделены.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное