+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Конституционное закрепление принципов народовластия в Швейцарской Конфедерации - В.М. Новицкий

Дата: 13.10.2011    Автор: В.М. Новицкий

Демократический характер швейцарской Конституции очевиден. Нужно ли опять возвращаться к тому факту, что «федеральная Конституция никогда не воспринималась иначе как выражение народного суверенитета»[1] и что «Швейцария – демократия в полном смысле слова»[2]? В любом случае анализ демократических основ Конституции не сводится к утверждению вышеперечисленных истин. Предполагается исходить из достаточно простого определения демократического принципа для того, чтобы рассмотреть каким образом этот принцип образует критерий законности Конституции и высшую ценность, на которой основаны ее институты.

 

В отличие от Конституции 1874 г., которая не включала положения, относящегося к демократическому принципу[3], Конституция от 18 апреля 1999 г. содержит укрепление демократии в своей Преамбуле, среди целей учреждения собрания. Хотя эта ссылка предполагает текстовую поддержку демократического характера Конституции, она не дает ключа к тому, что надо точно понимать под демократией.

 

Швейцарская конституционно-правовая доктрина предлагает разработку определения этого понятия, с общемировых позиций и, принимая во внимание не только ее (демократии) функциональные габариты, но и место, которая она должна предоставить самоопределению человеческих существ как индивидуумов и как социальных существ[4]. С этой точки зрения были выдвинуты различные модели демократических теорий[5]. Своей юридической и институциональной конкретизацией швейцарская демократия хорошо вписывается в политическую и социальную историю, причем идеология, даже миф здесь отсутствуют[6].

 

Подход, изложенный здесь, будет более узким, основанным на концепции политической демократии, как управления народа народом, рассматривая последнего как орган государства[7]. При исполнении своего статуса народ юридически есть избирательный корпус, призванный решать в соответствии с правилом большинства, дополненным принципом равенства избирателей («один человек, один голос»)[8].

 

Исходя из этого принятого определения демократии, которое на сегодняшний день было бы слишком ограниченным с социально-политической точки зрения[9], возможно, напомнив очень кратко этапы развития швейцарской демократии, рассмотреть в какой мере Конституция основана на демократии и как она конкретизирует демократический принцип в учреждаемых ею институтах.

 

Развитие Швейцарской демократии. Этапы развития. Швейцария обычно рассматривается как «самая старая демократия в мире»[10]. Однако швейцарская демократия, основанная на всеобщих выборах и правах народа, а именно – мощных инструментах прямой демократии, не исходит из глубины веков как ценное наследство уникальной судьбы швейцарского народа. Она имеет относительно недавнюю историю[11].

 

Конечно, в старой Конфедерация были известны такие учреждения, гарантирующие участие жителей в политической жизни, как общинное самоуправление в горных кантонах, референдум в кантоне Гризон или же корпоративная система самоуправления в отдельных городских кантонах[12], которые не имеют аналогий в мире, однако ввиду ограничения круга вышеупомянутых граждан, данную систему можно классифицировать в большей степени как аристократическую, чем демократическую[13]. Таким образом, накануне учреждения федеративного государства в 1848 году, ни всеобщее избирательное право, ни инструменты непосредственной демократии, не были распространены.

 

Всеобщие выборы. Закрепляя право голоса за членами общины, членами корпорации и даже патрициями, и исключая жителей других кантонов, правила, закрепляющие право голоса, в старой Конфедерации[14] были далеки от всеобщего и равного голосования. На короткое время введенные Конституцией Швейцарской Республики 1798 г.[15], они отступят при режиме Медиационного акта, затем – при акте Федерального договора 1815 г.[16] Восстановление с 1830 года должно было снова их продвинуть в кантонах[17].

 

Конституция 1848 г. в ст.63 закрепила всеобщее избирательное право для мужчин на федеральном уровне и в кантонах, которые могли между тем установить двухлетний ценз оседлости для жителей другого кантона (ст.42)[18]. Женщины были лишены права голоса, и были установлены многочисленные иные основания лишения избирательного права[19]. Конституция 1874 г. отнесла к ведению местного самоуправления полномочие устанавливать равное избирательное право для граждан ШК - жителей других общин и сократила ценз оседлости до 3 месяцев (абз.4 и 5 ст.43). Только в 1971 г., после первого провала в 1959 г., конституционной ревизией, одобренной избирателями мужского пола, было введено женское избирательное право (ст. 74 Конституции 1874 г., в настоящее время – ст.136 Конституции 1999 г.) Кантональные и коммунальные голосования и выборы регулировались кантональным правом. В 1981 г. в явном виде был закреплен принцип равенства прав мужчины и женщины (абз.2 ст.4 Конституции 1874 г.). В 1990 г. на этом основании Федеральный суд посредством соответствующей интерпретации Конституции вынудил последний кантон Аппенцель-внутренний предоставить избирательное право женщинам[20]. На федеральном уровне последнее расширение избирательного права было осуществлено в 1991 г. с понижением до 18 лет возраста, с достижением которого гражданин обладает активным избирательным правом.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное