+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Особенности статуса монарха как главы государства и исполнительной власти в странах Арабского Востока - Е.А. Тювакова

Дата: 07.11.2011    Автор: Е.А. Тювакова

В XXI веке вопрос о природе и сущности монархической формы правления не потерял своей актуальности. Особенный интерес вызывают политические процессы, непосредственно связанные с институтом монархии, происходящие в арабских странах.

 

Фактический и юридический статус главы государства в арабских монархических странах в немалой степени связан с историческими особенностями возникновения и развития института монархии в каждой отдельной стране. В различных странах эти особенности по-разному сказываются на современном статусе монарха в зависимости от того, в каком объеме сохраняются в настоящее время те социально-экономические и политические условия, при которых формировались правящие династии. Особенно велико влияние исторических особенностей процесса возникновения монархии на положение правителей монархических государств Персидского залива.

 

Ныне существующие династии Кувейта, Бахрейна, Катара и эмиратов ОАЭ появились в условиях племенного строя, когда все население этих стран охватывалось одной или несколькими конфедерациями племен. Племена, в свою очередь, подразделялись на кланы, роды, семейства, старейшие члены которых избирали племенных вождей - шейхов. Племенные вожди постепенно распространяли влияние за рамки своего племени и более или менее прочно укрепляли свою власть в пределах конфедерации племен.

 

Выборные правящие семейства, не являющиеся монархическими в строго юридическом смысле, к настоящему времени даже в наиболее слаборазвитых эмиратах приобрели первое необходимое для монарха качество - наследственный характер власти.

 

Следовательно, монархия в подлинном значении этого слова возникла в отдельных эмиратах ОАЭ, отставших от соседних государств по уровню своего социально-экономического развития, лишь в текущем столетии. Несколько раньше аналогичная трансформация характера власти племенного вождя произошла в Кувейте и на Бахрейне. После завершения этой трансформации правителям удалось в короткий период укрепить свои власть и создать на месте разлагавшейся традиционной племенной демократии деспотический режим.

 

Монархия Марокко также возникла в эпоху господства традиционной племенной системы. Однако сравнительно раннее зарождение капиталистических отношений, обусловивших вытеснение племенных структур, явилось причиной того, что ранние исторические особенности возникновения монархии в этой стране не получили заметного отражения в развитии марокканской монархии в XX в.

 

Монархия в Иордании сформировалась под эгидой Великобритании и исключительно в результате ее усилий. В 1921 г. на престол в британской подмандатной территории - Трансиордании был возведен ставленник западных кругов, сын хиджазского короля Хусейна из хашимитской династии Абдаллах. Уже в 1928 г. вступила в силу конституция Трансиордании (Органический закон), урегулировавшая статус монарха.

 

Таким образом, роль исторических особенностей процесса возникновения монархии при формировании современного статуса главы государства наиболее четко прослеживается в странах, не имеющих конституций, особенно в эмиратах персидского залива.

 

Прежде чем приступить непосредственно к рассмотрению компетенции монархов в странах Арабского Востока, необходимо отметить связь статуса главы государства с формой государственного устройства. В унитарных монархиях все полномочия главы государства сосредоточенны в руках одного лица – наследственного правителя (короля, султана, эмира или шейха). По иному обстоит дело в федерации ОАЭ. Конституция этой страны, так же как и других монархических государств устанавливает единоличный пост главы государства, – им является глава федерации (разд. 2 гл. 4 конституции), избираемый Высшим Советом семи правителей из числа своих членов сроком на пять лет. Однако фактически сама же конституция распределяет полномочия обычно осуществляемые главой государства, между председателем федерации и Высшим Советом.

 

Одной из основных особенностей правового положения монарха является то, что власть его считается “юридически непроизводной от какой-либо другой власти, органа или избирательного корпуса, что свойственно республике”[1].

 

Однако в таком случае следует отметить, что у главы ОАЭ есть существенное отличие от статуса монарха. Он входит в состав совета правителей в силу непроизводного характера своей власти в монархии - субъекте федерации. С другой стороны, его полномочия на посту главы федеративного государства носят чисто производный характер и даются им по решению совета правителей.

 

Следовательно, определяя форму правления в ОАЭ как монархическую, необходимо уточнить, что здесь уникальная модель главы государства обладает чертами, свойственными и наследственной монархии и выборной монархии, и республике – и единоличному и коллегиальному главе государства.

 

Важнейшим правом монарха, которое, собственно и отличает его от главы республиканского государства, является право передачи власти в порядке наследования. Поэтому изучение статуса монархов следует начать с вопросов престолонаследия. Общим для всех арабских монархий правилом служит ограничение передачи власти рамками одного семейства, причем женщины не входят в круг возможных наследников престола.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное