+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Прямое волеизъявление народа как основа конституционного строя в Швейцарской Конфедерации - А.В. Кочерга

Дата: 07.11.2011    Автор: А.В. Кочерга

Современный подход к пониманию принципа народовластия как одной из основ конституционного строя Швейцарской Конфедерации складывался постепенно в ходе эволюции швейцарской государственности в XIX-ХХ вв. Еще с момента образования Швейцарского клятвенного союза в 1291 г. были известны учреждения, гарантирующие участие населения в осуществлении публичной власти, например, институт народных собраний (ландсгемайнде) в горных кантонах, институт референдума в кантоне Гризон, корпоративная система самоуправления в ряде городских кантонов. Основной функцией данных институтов была легитимация решений, принятых представителями кантональных сообществ, составлявших центральные органы государственной власти. Обращение центральных органов государства к мнению населения кантонов была средством обеспечения реализации кантонами решений данных органов, которые, зачастую, являлись результатом политического компромисса. До конца XVIII в. – начала XIX в. право участвовать в осуществлении публичной власти имело сословный характер. Всеобщее и равное (для мужчин) избирательное право появилось вследствие влияния идей Великой французской революции, привнесенных в Швейцарию в результате завоевания ее территории французскими войсками в 1798 г., и нашло закрепление в конституциях Гельветической республики 1798 г., 1801 г. и 1802 г.

 

Конституция Швейцарской Конфедерации 1848 г. была одобрена голосованием кантоном, она закрепила всеобщее, равное, прямое и свободное избирательное право и право на участие в референдуме, а также исключительное право швейцарского народа инициировать пересмотр Конституции и принимать новый Основной закон государства. Таким образом, со второй половины XIX в. субъектом публичной власти признается не только народ каждого из кантонов, но и весь швейцарский народ в целом.

 

Конституция Швейцарской Конфедерации 1874 г. расширила полномочия народа как субъекта учредительной власти, введя институт факультативного референдума. Содержание принципа народовластия развивалось в конституционном строе Швейцарии на протяжении всего срока действия Конституции 1874 г. в направлении развития исключительных полномочий народа как субъекта учредительной власти. В 1921 г. был введен референдум по вопросу о присоединении Швейцарии к международным договорам; в 1949 г. – институт аброгативного референдума по срочным федеральным законам; в 1987 г. – требование принятия изменений в Конституцию Швейцарской Конфедерации посредством «двойного вотума» (большинством голосов народа и большинством голосов населения кантонов). Таким образом, был установлен особый порядок принятия решений по наиболее важным вопросам федерального значения (изменение или пересмотр федеральной Конституции, присоединение к международным договорам, отмена срочных законов, принятие которых не следует из содержания Конституции), что обеспечивает не только поддержку политики федеральных государственных органов народом Швейцарской Конфедерации, но и обеспечивает государственную целостность.

 

Нормативное закрепление принцип народовластия получил только в преамбуле Конституции Швейцарии 1999 г., однако Федеральный суд, основываясь на содержании норм Конституции Швейцарии 1874 г., признал его в качестве основополагающего принципа построения государственного механизма еще в начале XX в. Таким образом, в конституционном законодательстве Швейцарии и швейцарской конституционно-правовой доктрине сложился специфический подход к пониманию принципа народовластия, в соответствии с которым швейцарский народ рассматривается не только как источник государственной власти, но и как ее особый институт, наделенный исключительным правом решения важнейших вопросов государственной жизни посредством прямого волеизъявления граждан. Швейцарский народ в целом и народ каждого из швейцарских кантонов, а также население муниципального образования осуществляют учредительную власть, принимая наиболее важные государственно-властные решения. Народ как институт учредительной власти как в рамках федерации в целом, так и в рамках кантонов и муниципальных образований обладает верховенством по отношению к представительным органам публичной (государственной и муниципальной) власти, существенно ограничивая их самостоятельность.

 

В государственном механизме Швейцарской Конфедерации при осуществлении государственного управления взаимодействуют 3 института – народ, представительные органы и исполнительные органы. При этом народ посредством высшего демократической формы правотворчества - достоверного прямого волеизъявления на референдуме или в народном собрании (ландсгемайнде) – принимает важнейшие и окончательные государственно-властные решения, издавая конституционные нормы, представительный орган – важные, посредством издания законов, а правительство – менее значительные решения, посредством принятия подзаконных нормативных правовых актов.

 

Самостоятельность народа в осуществлении учредительной власти ограничена только фундаментальными естественными правами человека.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное