+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Некоторые аспекты развития правовых основ антитеррористической деятельности и законодательного регулирования борьбы с финансированием терроризма - А.Ф. Кук

Дата: 10.10.2011    Автор: А.Ф. Кук

«Противодействие финансированию терроризма», «перекрытие каналов финансирования террористических и экстремистских организаций», «подрыв экономических основ терроризма и экстремизма» - эти и другие подобные выражения практически всегда встречаются в любых материалах, посвященных проблемам борьбы с терроризмом: федеральных законах, указах Президента, ведомственных приказах, планах работы конкретного подразделения правоохранительных органов или публикациях в СМИ. Между тем, необходимо признать, что, не смотря на целый ряд предлагаемых, планируемых и предпринимаемых мер, проблема противодействия финансированию терроризма и экстремизма весьма далека от своего полного разрешения. Это связано с целым рядом различных обстоятельств: достаточно большим количеством источников финансирования и разнообразием схем и способов поступления денежных средств в адрес организаций и лиц, причастных к вышеуказанной деятельности, недостаточным опытом работы в данном направлении сотрудников правоохранительных и контролирующих органов, отсутствием достаточного уровня взаимодействия между заинтересованными ведомствами, несовершенством законодательной и нормативно-правовой базы и множеством других факторов.

 

Каждая из указанных проблем является темой отдельного обстоятельного разговора, поэтому хотелось вкратце остановиться именно на некоторых проблемах законодательного характера.

 

Конечно, нельзя говорить о полном отсутствии законодательных актов, направленных на борьбу с финансированием терроризма и экстремизма, и, в первую очередь, здесь необходимо упомянуть Федеральный закон от 7 августа 2001 г. №115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»[1].

 

Данный Федеральный закон – пожалуй, единственный специальный закон, направленный на противодействие финансированию терроризма, при этом он является, если можно так сказать, «законом двойного назначения». Здесь имеется в виду, что он, кроме указанной выше функции борьбы с терроризмом, в первую очередь «направлен на защиту прав и законных интересов граждан, общества и государства путем создания правового механизма противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем». И, если говорить откровенно, то именно такая задача и ставилась законодателем изначально, а положения о борьбе с финансированием терроризма были внесены в закон только спустя год Федеральным законом от 30 октября 2002 г. № 131-ФЗ[2]. Более того, в Федеральном законе даже не определено само понятие «финансирование терроризма» (ст. 3), что также говорит о первичном назначении указанного законодательного акта. Между тем, оба эти направления: легализация доходов, полученных преступным путем, и финансирование терроризма в подавляющем большинстве случаев абсолютно не связаны между собой. Кроме того, положения отдельных статей закона, в частности ст. 6, определяющей операции, подлежащие обязательному контролю, делают его малопригодным для практического применения именно с целью выявления каналов финансирования террористической и экстремистской деятельности в нашей стране, в первую очередь с учетом объема как легальных наличных денежных расчетов, так и так называемого «черного нала».

 

Не имеет должного разрешения данная проблема и в двух других федеральных законах антитеррористической направленности - в Федеральном законе от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»[3] и Федеральном законе от 25 июля 1998 г. №130-ФЗ «О борьбе с терроризмом»[4], в которых также конкретно не раскрываются понятия «финансирование терроризма» и «финансирование экстремизма».

 

Необходимо обратить внимание и на некоторые положения статей Уголовного Кодекса Российской Федерации, предусматривающих ответственность за террористическую и экстремистскую деятельность. Так, статья 2051 УК РФ «Вовлечение в совершение преступлений террористического характера или иное содействие их совершение» прямо предусматривает ответственность за «финансирование акта терроризма либо террористической организации», хотя, как отмечалось выше, нигде не раскрывается само понятие «финансирование терроризма». При этом в статьях Уголовного Кодекса, предусматривающих ответственность за преступления экстремистской направленности, указанных в ст. 2821 УК РФ (ст.ст. 148, 149, ч.ч. 1 и 2 ст. 213, ст.ст. 214, 243, 244, 280 и 282 Уголовного кодекса РФ), ответственность за финансирование экстремизма отсутствует, а имеются лишь общие фразы о создании, организации и руководстве экстремистскими организациями, создании условий для экстремистской деятельности и т.п. Представляется, что без создания четкой законодательной базы, с конкретными формулировками и учетом реалий сегодняшнего дня, не только противодействие финансированию терроризма и экстремизма, но и иные направления борьбы с этими явлениями должного успеха иметь не будут.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное