+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Законодательство о выдаче преступников в Российской Федерации: современное состояние и проблемы совершенствования - А.К. Чермит

Дата: 21.09.2011    Автор: А.К. Чермит

Эффективность международного сотрудничества в сфере борьбы с преступностью во многом зависит от степени правового регулирования и организационной проработки процедур его реализации в каждом из государств. Особое значение приобретают эти факторы, когда речь идет о сотрудничестве в вопросах выдачи преступников (экстрадиции). Экстрадиция является одним из основных видов международного сотрудничества по уголовным делам и наиболее сложным по исполнению мероприятием, непосредственно затрагивающим государственный суверенитет. Международное сотрудничество Российской Федерации с другими государствами не может осуществляться при отсутствии национального законодательства, поскольку реализация международных договоров, по условиям самих же договоров, возлагается на внутригосударственное законодательство стран. В силу этого внутригосударственное законодательство является основой для создания и движущей силой для применения международных договоров. В целом ряде европейских стран собственное право является достаточным основанием для экстрадиции и при отсутствии международных договоров (Италия, Франция, ФРГ и др.)[1].

 

Часть 2. ст. 63 Конституции Российской Федерации указывает, что «выдача лиц, обвиняемых в совершении преступлении, а также передача осужденных для отбывания наказания в другие государства осуществляется на основании федерального закона или международного договора Российской Федерации. Таким образом, Конституция Российской Федерации выделяет в качестве оснований выдачи всего два основания – национальный закон и международный договор. В настоящее время специальный закон о выдаче преступников, как, например, в Голландии, Великобритании, в Бельгии, в Российской Федерации отсутствует, хотя у большинства специалистов есть глубокая убежденность в необходимости принятии такого федерального закона, который регламентировал бы все аспекты и вопросы, связанные с выдачей[2]. В Государственную Думу было уже представлено несколько законопроектов, но пока данный вопрос остался нерешенным. Однако это не означает, что вопросы экстрадиции не регулируются внутригосударственным законодательством; отдельные нормы по этому вопросу содержатся в некоторых законодательных актах Российской Федерации.

 

Конституция Российской Федерации посвящает вопросу выдачи преступников в Российской Федерации две статьи – ст. 61 и ст. 63. Часть 1 ст. 61 Конституции Российской Федерации устанавливает положение, в соответствии с которым «гражданин Российской Федерации не может быть выслан за пределы Российской Федерации или выдан другому государству». Согласно ч.2 ст. 63 Конституции Российской Федерации «в Российской Федерации не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения, а также за действия (или бездействие), не признаваемые в Российской Федерации преступлением». Таким образом, Конституция Российской Федерации закрепляет правило невыдачи собственных граждан. Вопрос о выдаче российского гражданина обычно возникает в случаях, когда такой гражданин, совершив преступление за границей, возвращается на родину. Конституция СССР 1977 г. также запрещала выдачу собственных граждан, однако, допускала исключения, если такие исключения установлены законом или международным договором. В настоящее время Конституция Российской Федерации никаких исключений не предусматривает. Закон, допускающий выдачу собственных граждан, о котором упоминала ранее действовавшая Конституция, так и не принят до настоящего времени. А международные договоры, заключенные Россией, выдачу другому государству российского гражданина не предусматривают. Так, все двусторонние договоры России о правовой помощи содержат правило о том, что такая выдача не имеет место, если человек, которого просят выдать, является гражданином Российской Федерации.

 

Вместе с тем многосторонние конвенции, касающиеся преступлений международного характера, допускают возможность альтернативного поведения договаривающихся сторон. Например, Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов от 14 декабря 1973 г. в ст. 7 устанавливает, что государство-участник, на территории которого оказывается предполагаемый преступник, в том числе, если оно не выдает его, передает дело без каких-либо исключений и без необоснованной задержки своим компетентным органам для целей уголовного преследования с соблюдением процедур, установленных законами этого государства[3]. В тоже время, в соответствии со Статутом Международного Суда, лицо, совершившее геноцид, преступление против человечности, военные преступления, преступления агрессии подпадает под юрисдикцию Международного Уголовного Суда и должно передаться в распоряжение его структур. При этом закрепляется, что Государство-участник Статута не может ссылаться ни на какие обстоятельства для отказа в передаче лица Суду, основываясь на его гражданской принадлежности или на конституционном положении, запрещающем выдачу своих граждан. Если в соответствии с положениями Статута и учитывая принцип дополнительности, Суд обращается к государству с просьбой передать ему своего гражданина, государство обязано удовлетворить эту просьбу.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное