+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Формы контроля законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации - А.Н. Шерин

Дата: 02.11.2011    Автор: А.Н. Шерин

В соответствии со ст.1 Конституции Россия провозглашается демократическим правовым государством. Одним из основополагающих принципов правового государства является разделение властей, который, в соответствии со ст. 10 Конституции России впервые в истории нашей страны приобрел статус принципа конституционного строя, что предполагает его комплексный характер и многостороннее исследование всех нюансов данной проблемы. Реализация принципа разделения властей предполагает наличие действенного механизма сдержек и противовесов, при котором в системе государственной власти, как справедливо отмечает В.Е. Усанов, устанавливается такой порядок взаимоотношений между органами государственной власти, который позволяет им сдерживать и контролировать друг друга, не допуская концентрации власти в руках одного лица или органа[1]. Чаще всего проблема разделения властей возникает в деятельности законодательных и исполнительных органов[2]. В этой связи следует подчеркнуть, что основной формой воздействия органов законодательной власти на исполнительную выступает контроль со стороны законодательных (представительных) органов власти за деятельностью исполнительно-распорядительных и иных органов, причем, как на федеральном, так и на региональном уровне, который связан не только с обособлением ветвей власти, как гарантией демократического проявления, но и как справедливо подчеркивает А.В. Мингес, но и функциональным взаимопроникновением в рамках организационных носителей[3]. Представляется очевидным, что вызывают научный и практический интерес выявление особенностей данного контроля, формы его осуществления в субъекте Российской Федерации Рязанской областной Думой – законодательным (представительным) органом власти Рязанской области.

 

Анализируя формы и виды парламентского контроля, следует подчеркнуть, что в современной юридической литературе предпринимались попытки систематизировать различные подходы к систематизации его форм, видов и функций. Так, А.А. Корнилаева считает, что существует парламентский контроль, осуществляемый самим парламентом, органами, входящими и не входящими непосредственно в его структуру и соответствующими должностными лицами, а также парламентский контроль, осуществляемый в определенной сфере (финансовая, обеспечения прав и свобод человека и т.д.)[4]. Расширяя указанный перечень, Е.В. Коврякова выделяет упреждающий, сопутствующий и последующий парламентский контроль; санкционирующий (резолютивный) и информационный (консультативный); реальный и «спящий»; контроль, осуществляемый большинством и контроль оппозиции; специальный и общий парламентский контроль; гласный и закрытый; юридический и политический, конкретный и абстрактный[5]. На наш взгляд, можно также выделить такие формы контроля, как контроль за деятельностью органов исполнительной, судебной власти, также внутренний и внешний парламентский контроль. Такие формы присущи деятельности законодательных органов любого уровня, как федерального, так и регионального. Особенностью регионального контроля, является контроль за деятельностью органов местного самоуправления[6], который складывается, прежде всего, в финансово-бюджетной сфере, а также контроль за реализацией федеральных программ. Остановимся на реализации некоторых форм парламентского контроля в деятельности представительного органа власти субъекта Российской Федерации.

 

Одним из наиболее действенных форм парламентского контроля, как нам представляется, являются институты депутатских (парламентских) запросов и интерпелляций. Несмотря на то, что в зарубежной практике данные формы взаимодействия представительных органов государственной власти с иными, прежде всего, исполнительными, органами достаточно апробирован, для современной России это правовое явление относительно ново, а в практике деятельности представительных органов власти субъектов федерации применяется фрагментарно. Однако, несмотря на это, в некоторых субъектах Российской Федерации принят ряд нормативных правовых актов, регламентирующих данный вид парламентского контроля. Так, в соответствии с Законом Рязанской области «О статусе депутата Рязанской областной Думы»[7] депутат областной Думы вправе обращаться к высшему должностному лицу Рязанской области, его заместителям, руководителям структурных подразделений Правительства Рязанской области, органов местного самоуправления по кругу вопросов, входящий в компетенцию этих органов. В соответствии с законом, орган или должностное лицо, которому адресован запрос, обязан не позднее 30 дней или в согласованный срок дать на него письменный ответ. Важно подчеркнуть, что ответ на запрос не подлежит переадресованию и подписывается лично адресатом или лицом, временно исполняющим его обязанности. В случае если запрос отправляется за пределы Рязанской области, процедура его подготовки усложнена. В этом случае, депутат или группа депутатов, внося запрос на заседание Рязанской областной Думы, которых оглашается Председателем Думы или доводится до сведения депутатов иным путем. Запрос принимается в соответствии с Регламентов Думы простым большинством голосов от установленного общего числа депутатов. Проведенное исследование позволяет утверждать, что аналогичные формы парламентского контроля, порядок их реализации урегулированы и в некоторых других субъекта России, например, в Республиках Калмыкия, Адыгея, в Ростовской области. Некоторых субъектах в качестве формы контроля выступает институт, близкий по своей юридической природе к депутатскому запросу – интерпелляция. Так, в соответствии с Законом Красноярского края «О статусе депутата Законодательного Собрания Красноярского края»[8] группа депутатов Законодательного Собрания в количестве не менее одной четвертой части от общего числа может направить Губернатору края, а также любому члену высшего исполнительного органа государственной власти письменную интерпелляцию (особый запрос), содержащую требование сообщить о предполагаемых действиях Губернатора края или высшего исполнительного органа государственной власти по решению проблем, имеющих общекраевое значение. В интерпелляции указывается и срок подготовки ответа, который не может быть установлен менее десяти дней. В отличие от запроса, депутаты, направившие интерпелляцию, вправе потребовать выступление губернатора края или любого члена высшего исполнительного органа власти края с устным ответом на заседании Законодательного Собрания.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное