+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Исполнение решений Европейского суда по правам человека в Российской Федерации - Д.Ю. Матвеев

Дата: 04.10.2011    Автор: Д.Ю. Матвеев

Конституция Российской Федерации (ст. 46) гарантирует каждому, кто находится под юрисдикцией России, судебную защиту его прав и свобод. Одной из форм реализации этого права является возможность обращения в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все внутригосударственные средства правовой защиты. Приведенная норма представляет собой одно из конституционных положений, устанавливающих механизм взаимодействия правовой системы нашей страны и международного правопорядка. Она напрямую взаимосвязана с нормой ч. 4 ст. 15 Конституции, предусматривающей, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

 

Многочисленные международные правозащитные органы различаются как по статусу и структуре, так и по своей доступности и эффективности. Их создание предусмотрено рядом международно-правовых актов в области прав человека как на универсальном, так и региональном уровнях. Заслуживают упоминания Комитет по правам человека, созданный во исполнение Пакта о гражданских и политических правах[1], Комитет по ликвидации расовой дискриминации, предусмотренный Международной конвенцией о ликвидации всех форм расовой дискриминации[2], Комитет по правам женщин, совсем недавно получивший право рассмотрения индивидуальных жалоб в соответствии с Факультативным протоколом к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин и ряд других.

 

Широко признано, что наиболее эффективным является механизм рассмотрения индивидуальных жалоб на нарушения прав человека, предусмотренный Конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 г.[3] Россия присоединилась к Конвенции в 1998 г. после присоединения к Уставу Совета Европы[4] в 1996 г. Эти два события сделали актуальной задачу приведения российской правовой системы в соответствие с правовыми стандартами Совета Европы[5].

 

Статьей 1 Федерального закона «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней»[6] предусмотрено, что Российская Федерация признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека. Эта норма является реализацией договорного обязательства, принятого на себя Российской Федерацией в соответствии со ст. 46 Конвенции. Этой статьей установлено, что «Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются исполнять окончательные постановления Суда по делам, в которых они являются сторонами».

 

Таким образом, конституционное право на обращение российских граждан и иных лиц в межгосударственные правозащитные органы находит свое логическое продолжение в норме закона, в соответствии с которой государство признает для себя юрисдикцию важнейшего из таких органов. Следующим по значимости вопросом в этой связи является порядок исполнения в Российской Федерации решений указанных органов вообще и Европейского суда по правам человека в частности. На желательность принятия специального федерального закона, посвященного регулированию данного вопроса, неоднократно обращалось внимание в литературе[7], однако отсутствие такого закона не означает фактическое отсутствие соответствующего механизма. Исследованию некоторых аспектов этого механизма посвящена настоящая статья.

 

В соответствии с Конвенцией Суд, вынося решения по индивидуальным жалобам физических и юридических лиц, вправе заявить об имеющем месте нарушении Конвенции или Протоколов к ней. В этом случае, если внутреннее право государства, против которого вынесено решение, допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне. Так, например, в решении по делу «Калашников против Российской Федерации» (жалоба № 47095/99) от 15 июля 2002 г.[8] суд заявил о нарушении ст. 3, п. 3 ст. 5, п. 1 ст. 6 Конвенции, а также частично удовлетворил требования заявителя о выплате справедливой компенсации (возмещение морального вреда в размере 5 тыс. евро и возмещение судебных расходов и издержек в размере 3 тыс. евро).

 

По всей видимости, не должно возникать проблем с исполнением решений Европейского суда в части выплаты справедливой компенсации. Правовой основой для ч. 1 ст. 46 Конвенции, имеющее прямое действие на территории Российской Федерации и не требующее издания соответствующих внутригосударственных законодательных актов. При этом п. 3 Указа Президента Российской Федерации от 29 марта 1998 г. № 310 «Об уполномоченном Российской Федерации при Европейском суде по правам человека»[9] предписано Правительству Российской Федерации при разработке проектов федеральных законов о федеральном бюджете на 2000 г. и последующие годы предусматривать отдельной строкой расходы на защиту интересов Российской Федерации в Европейском суде по правам человека и на выплату денежных компенсаций истцам в случае вынесения соответствующих решений Европейским судом по правам человека[10]. В частности, Федеральным законом «О федеральном бюджете на 2004 год»[11] установлены ассигнования на выплату соответствующих компенсаций в размере 60 000 тыс. руб.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное