+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Конституционно-правовые сроки: понятие, сущность, классификация - А.А. Карташов

Дата: 01.11.2011    Автор: А.А. Карташов

В условиях продолжающихся преобразований политической системы Российской Федерации важную роль играет совершенствование процедур осуществления основных направлений деятельности высшими органами государственной власти, и соответственно, нормативной основы данных процедур. Упорядочение общественных отношений, возникающих в процессе деятельности компетентных должностных лиц и государственных органов невозможно без внутренне согласованной системы разноплановых процедурных процессуальных средств, образующих целостный регулятивный механизм. Одним из действенных средств правового регулирования государственной деятельности выступают сроки, ограничивающие ее общую временную протяженность, а также время совершения конкретных действий и принятии решений.

 

Вместе с тем, в российской науке конституционного права рассмотрению сущности и содержания понятия «срок» не уделяется достаточного внимания. Ни в одном учебнике по конституционному праву Российской Федерации, учебных пособиях, посвященным отдельным подотраслям конституционного права, в т.ч. избирательному праву и процессу, не рассматриваются понятие «срок», виды сроков в конституционном праве, а также порядок их исчисления. Существует лишь одно диссертационное исследование на тему: «Срок полномочий Президента Российской Федерации: конституционно-правовое регулирование», подготовленное С.Г. Колбая. Однако автор при его подготовке поставил целью проанализировать «существующие в отечественном и зарубежном законодательстве основания и процедуры прекращения полномочий главы государства …»[1].

 

В настоящее время, различного рода сроки существуют практически во всех общественных отношениях, составляющих предмет конституционного права Российской Федерации. Они определяют продолжительность существования тех или иных общественных отношений (например, срок полномочий Президента Российской Федерации[2], срок полномочий Государственной Думы[3]), а также порядок, процедуру и временные рамки совершения субъектами конституционного права юридически значимых действий (решение Совета Федерации об отрешении Президента Российской Федерации от должности должно быть принято не позднее, чем в трехмесячный срок после выдвижения Государственной Думой обвинения против Президента[4]; Государственная Дума собирается на первое заседание на тридцатый день после избрания[5]). Таким образом, исследование наукой конституционного права сроков как правового явления имеет важное значение не только для усвоения его собственной сущности, но и для разработки многих аспектов развития и совершенствования конституционных процедур и процесса.

 

Социальное значение юридической конструкции «срок» заключается, прежде всего, в том, что временного ограничения юридически-значимых действий и правоотношений требует как публичный, так и частный интерес. Срок придает уверенность участникам правоотношений, что юридически значимый результат будет достигнут, тем самым упрочивается правопорядок и укрепляется чувство законности у субъектов права. Этой цели служат, например, сроки рассмотрения государственными органами, органами местного самоуправления обращений граждан[6], сроки регистрации инициативной группы по проведению референдума Российской Федерации[7], сроки назначения выборов[8] и т.п. Срок имеет значение и для предупреждения злоупотребления субъективными правами[9]. Например, статья 78 Федерального закона от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ (в ред. от 24 июля 2007 г.) «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» устанавливает сроки подачи и рассмотрения жалоб и заявлений на решения и действия субъектов избирательного и референдумного процессов[10]. Но, прежде всего, срок – это средство упорядочения поведения людей во времени, тогда, когда это поведение связано с совершением юридически значимых действий.

 

В научной литературе срок рассматривается обычно как юридический факт или как один из элементов юридического состава[11]. Однако, при конструировании норм права, регулирующих сроки, необходимо иметь в виду, что юридическое значение имеет не истечение времени вообще, а истечение определенного срока, наступление определенного момента и т.п. Даже в том случае, когда срок точно не определен, значение юридического факта имеет не время вообще, а его течение. Поэтому срок как юридический факт, в своем возникновении носит волевой характер. Тот факт, что течение срока не зависит от воли людей, вовсе не означает, что его течение не может быть вообще изменено волей и деятельностью людей.

 

В сущности сроков как юридических фактов сочетаются два неразрывно связанных между собой субъективных и объективных момента. Объективный фактор лежит в основе того, что срок представляет собой определенный промежуток объективного явления времени, неподвластного сознанию и воле человека, поскольку «... течение определенного срока есть частный случай течения времени, которое течет независимо от воли и деятельности людей»[12]. Субъективный фактор сроков в конституционно-правовых отношениях заключается в следующем: а) посредством сознательной волевой деятельности людей исторически был избран определенный масштаб времени, применяемый в практической деятельности; б) посредством волевой сознательной деятельности человека фиксируются отрезки времени как объективного процесса. При этом в нормах конституционного права регламентируются только юридически значимые отрезки времени (сроки), которые в силу формального характера правовых предписаний приобретают ряд свойств, не присущих времени в философском смысле (срок может быть продлен, приостановлен, восстановлен и т.д.)[13].

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное