+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Неприкосновенность частной жизни как объект конституционно-правового регулирования. - И.В. Балашкина

Дата: 19.09.2011    Автор: И.В. Балашкина

Поиск оптимальных моделей взаимоотношений государства и личности, а также личностей между собой представляет сложнейшую проблему на протяжении длительного времени. В процессе своего развития от догосударственных образований до современных «постиндустриальных» государств, человечество накопило определенный опыт, который показывает, что личность должна пользоваться гарантированным минимумом прав и основных свобод; данное условие необходимо для нормального развития как самой личности, так и общества в целом. Необходимо отметить, что выбор конкретной модели взаимоотношения государства и индивида зависит от многих факторов, в частности, от характера общества, уровня социально-экономического и духовного развития, иных объективных и субъективных факторов. Большое значение играет также социокультурный (цивилизационный) тип общества. Как справедливо отмечает М.А. Супатаев, «сегодня цивилизационный подход превращается в одно из приоритетных направлений в отечественных гуманитарных науках, в том числе и в специальной юридической отрасли знания»[1]. Поэтому представляется несправедливым утверждение о том, что исследуемое право на неприкосновенность частной жизни своим зарождением и развитием обязано исключительно Западной цивилизации и проводимым в XVII-XVIII в. буржуазно-демократическим революциям. Сфера частной жизни регулируется в основном морально-этическими нормами, которые сформировались гораздо раньше норм позитивного права. В частности, отдельные стороны частной жизни регламентированы религиозными нормами. В христианстве это знаменитое «не прелюбодействуй» - одна из 10-ти обязательных и особо почитаемых заповедей, в мусульманском праве - положение Корана, трактуемое как забота Аллаха о сохранении тайны частной жизни: «Избегайте частых подозрений, ибо некоторые подозрения грешны. Не подглядывайте и не злословьте за спиной друг друга». Однако именно как категория позитивного права неприкосновенность частной жизни нашла научное обоснование и нормативное закрепление сравнительно недавно. Только в конце ХIХ - начале ХХ в. в США появились первые попытки обосновать новый принцип - privacy - невмешательство государства в личные дела граждан и соблюдение установленной процедуры при соприкосновении публичного и частного интересов.

 

Затем, до середины ХХ в., указанное право, а, точнее, его отдельные фрагменты, получили свое закрепление в Конституциях различных стран. Как правило, в данных документах речь шла о неприкосновенности жилища, тайне переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений.

 

Переломным моментом в правовой регламентации права на неприкосновенность частной жизни послужило принятие в 1948 г. Всеобщей декларации прав человека и гражданина. Статья 12 данного международного правового документа провозгласила: «Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств».

 

Всеобщая декларация прав человека 1948 г. стала своеобразным правовым ориентиром и положила начало стандартизации прав человека, в том числе права на неприкосновенность частной жизни. В дальнейшем это право получило и международно-правовую, и внутригосударственную регламентацию.

 

Отечественному законодателю понадобилось более четырех десятилетий, чтобы начать строить общественные отношения соответственно нормам международного права. Этот факт объясняется несколькими причинами, в числе которых можно выделить и российский менталитет, и существовавший на тот момент в государстве социалистический строй, и иные факторы. Во-первых, необходимо учитывать социокультурные особенности нашего общества. Справедливым представляется мнение о том, что «в российской культуре, в отличие от западной, никогда не существовало понятия индивидуального в западном значении индивидуализма. Полнота индивидуального достигалась в обретении его целостности с коллективным, социальным, а не в автономизации и диктатуре личности»[2]. Во-вторых, господствовавшая в стране идеология, в соответствии с принципом общественного контроля, не могла допустить момент предпочтения интересов неприкосновенности «буржуазной» личности общественным интересам. Эти и иные факторы повлияли на то, что Конституция СССР 1936 г. содержала лишь положения о неприкосновенности жилища и тайне переписки, а в Конституции СССР 1977 г. речь шла только об охране личной жизни, при этом существовало мнение, что действительно полной и разносторонней эта охрана может быть только в социалистическом обществе[3].

 

Закрепление права на неприкосновенность частной жизни в Декларации прав и свобод человека и гражданина 1991 г., а затем и в Конституции Российской Федерации 1993 г. обусловило ряд теоретических и практических проблем, возникающих в связи с его реализацией. Одной из важнейших задач действующего российского законодательства является дальнейшее совершенствование и развитие регламентации данного права.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное