+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Правовой статус судьи конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации - И.В. Левакин

Дата: 05.10.2011    Автор: И.В. Левакин

Социально полезная роль конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации в утверждении конституционности и реализации ими возлагаемых на эти органы учредительными актами и законами субъектов функций в огромной мере зависит от состава самих судов, профессионализма судей, их воли и умения служить конституции (уставу) и закону. Этим обусловлено значительное внимание, уделенное в Законе Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» (с изменениями на 15 декабря 2001 г.) судьям конституционных (уставных) судов.

 

Согласно конституциям (уставам) и законодательству субъектов Российской Федерации эти органы невелики по своей численности - от 5 (Дагестан, Марий Эл, Коми) до 9 (Адыгея) судей. Конституционное закрепление численного состава конституционных (уставных) судов имеет существенное значение, поскольку тем самым сужаются возможности путем изменения числа судей парламентом, в наибольшей мере подверженным политическим влияниям и общественным настроениям, манипулировать конституционным (уставным) судом. Организационная структура органов конституционной юстиции проста. Конституционные (уставные) суды обычно действуют в форме единой коллегии, в полном составе (требуется наличие установленного законом кворума), рассматривающей поступившие в них и принятые к производству обращения.

 

Судьи конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации назначаются (избираются) либо на определенный срок (Башкортостан, Дагестан, Тыва - 10 лет, Адыгея, Свердловская область - 12 лет), причем судьи конституционных судов Башкортостана, Дагестана могут назначаться только на один срок, в отличие от Тывы, где не установлены ограничения для занятия лицом должности судьи на последующие сроки; либо на неограниченный срок (Бурятия, Кабардино-Балкария, Карелия, Коми, Саха (Якутия) и др.).

 

Едва ли можно отдать безусловное предпочтение принципу пожизненного назначения (избрания) судьи при установлении лишь предельного возраста или срочности такого назначения (избрания) без учета реалий политической жизни страны и особенностей переживаемого ею этапа социального, экономического, политического развития. Принцип пожизненного назначения судей усиливает независимость суда, но одновременно он препятствует адаптации этого органа к реалиям социальной действительности, что особенно опасно в периоды формационных преобразований в обществе и таит в себе угрозу острых конституционных конфликтов между органами конституционной юстиции и законодательной и исполнительной власти.

 

Эта угроза существенно снижается при назначении судей на определенный срок, однако и такой способ формирования конституционных (уставных) судов, особенно при условии, что ограничений для последующего назначения (избрания) на должности судей на очередной срок, не установлено, таит в себе опасность утраты судом своей независимости, поскольку меняющееся соотношение политических сил в парламенте неизбежно будет сказываться на составе, следовательно, и деятельности этого органа. «В целом, однако, - как полагает Ю.А. Юдин, - можно признать, что в странах, находящихся на этапе перехода от тоталитаризма к демократии более целесообразно применение принципа назначения членов органа конституционного правосудия на определенный срок (с ротацией или без нее)»[1].

 

Законы о конституционных (уставных) судах устанавливают ряд требований к кандидатам на должности судей: гражданство Российской Федерации или гражданство республики в составе Российской Федерации, достижение ко дню назначения определенного возраста (обычно 35 лет), безупречная репутация, высшее юридическое образование и стаж работы по юридической специальности, признанная высокая квалификация в области права. Одновременно названные законы устанавливают запрет на занятия и действия, не совместимые с должностью судьи конституционного (уставного) суда («требование несовместимости»). В частности, судья не может одновременно быть членом регионального парламента, иных представительных органов, занимать или сохранять за собой другие государственные или общественные должности, иметь частную практику, выполнять работы и получать вознаграждение в каких бы то ни было государственных или общественных органах, а также на предприятиях, в учреждениях и организациях, заниматься предпринимательской деятельностью, заниматься иной оплачиваемой деятельностью, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельности[2]. Такая деятельность не должна препятствовать выполнению обязанностей судьи и не может служить уважительной причиной отсутствия на судебном заседании, если на то не дано согласия суда.

 

Особо законодательство субъектов запрещает совмещение с должностью судьи занятий, связанных с профессиональной юридической деятельностью, если она выходит за рамки должностных обязанностей судьи: судья не имеет права осуществлять защиту или представительство, кроме законного представительства в суде, арбитражном суде или иных органах, оказывать покровительство каким бы то ни было лицам в получении прав и освобождении от обязанностей.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное