+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Проблемы правового регулирования процедуры отрешения главы государства от должности в России и за рубежом - В.А. Виноградов

Дата: 16.09.2011    Автор: В.А. Виноградов

    Важной проблемой, требующей решения, является вопрос о юридическом характере института импичмента. А конкретно, – какой это вид юридической ответственности. Мнения на эту тему разделяются. По мнению одних – это уголовная ответственность. В свою очередь, другие убеждены, что с этим мнением трудно согласиться, потому что в большинстве случаев основанием обвинения по анализируемой процедуре не были действия, являющиеся преступлениями в соответствии с уголовным законодательством[1]. Однако это не значит, что такая ответственность является исключительно политической. Сходство выражено в принципе, хотя сама процедура, а также область применения ответственности – все это подчеркивает принципиальные различия и позволяет отнести импичмент скорее к форме конституционно-правовой ответственности.

Может возникнуть вопрос: поскольку формальное точное определение обвинений во многих случаях – это только предлог, то не становится ли этот институт в некоторых ситуациях своеобразным вотумом недоверия? На этот вопрос следует ответить отрицательно, т.к. между этими двумя институтами существует четыре различия. Первое связано с обоснованием (мотивировкой). В случае вотума недоверия оно не требуется, а сам вотум вносится, как правило, в благоприятной ситуации в зависимости от расстановки сил в парламенте. Предложение же о проведении импичмента должно сопровождаться соответствующей мотивировкой, т.к. конституционные нормы определяют юридические основания, необходимые для приведения его в действие. Правда, не слишком точная формула, относящаяся к основаниям ответственности в этом процессе, а также возможность их разного толкования являются причиной того, что иногда это требование может рассматриваться достаточно произвольно. Однако этого требования нельзя недооценивать. Второе различие относится к числу голосов, необходимому для принятия предложения. Если в случае вотума недоверия требуется обычное большинство, то в процедуре импичмента, хотя в одной из палат, оно квалифицированное. Следующая разница касается последствий. Голосование за вотум недоверия приводит к замещению предыдущего правительства новым, выдвинутым оппозицией. Тем временем, осуждение в порядке импичмента ведет к отстранению главы государства от должности и заменой его вице-президентом, главой правительства или иным лицом, замещающим президента. Вотум недоверия характерен для парламентарной (или смешанной) республики и только в ней может существовать. В президентской республике, где большинство в парламенте не влияет на то, кто будет осуществлять исполнительную власть, этот институт не может применяться. Таким образом, процедура импичмента может иметь сходство только на определенном этапе применения с вотумом недоверия.

Так же разница состоит в том, что вотум недоверия касается исключительно отставки правительства или одного из его членов. В порядке импичмента же можно привлечь к ответственности, как правило, не только представителей исполнительной власти.

Так, с каким же видом ответственности мы сталкиваемся? Есть опасения, что без уточнения образовавшихся в юридической литературе терминов невозможно дать ясного ответа. В терминологии до настоящего времени применительно к процедуре импичмента принято отождествлять, с одной стороны, политическую ответственность с парламентарной, а с другой – конституционно-правовую с уголовной. Некоторые авторы полагают, что с уголовной ответственностью конституционно-правовую ответственность роднит то, что “она возникает вследствие нарушения закона. Другой признак определяет ее сходство с политической ответственностью: она касается не только Уголовного кодекса, но и Конституции”[2]. Однако наличие совпадающих признаков не означает, что конституционно-правовая ответственность приобретает “уголовно-политическое” содержание. Она сохраняет свое политическое содержание в силу специфики своей юридической природы и осуществляемых функций. И никакое “сходство” не в состоянии навязать ей уголовный характер.

Представляется, что противопоставление политической ответственности конституционно-правовой нецелесообразно, если опираться на дословное значение этих видов ответственности. Например, не является ли привлечение к конституционно-правовой ответственности главы государства за государственную измену одновременно привлечением к политической ответственности, если принять во внимание ранг и функции этой должности? Ведь политическая составляющая здесь огромна, поэтому конституционно-правовая ответственность в этом случае всегда будет политической. Отсюда можно сделать вывод, что политическая ответственность проявиться и при конституционно-правовой ответственности.

Вместе с тем, конституционно-правовая ответственность не всегда будет совмещена с уголовной. Например, в США импичмент не может быть признан формой уголовной ответственности, т.к. федеральное должностное лицо можно привлечь к этой ответственности независимо от осуждения в вышеупомянутом процессе, а также по той причине, что определение “high crimes” означает не только преступления. Если обратиться к Основному Закону ФРГ, то согласно статье 61 Федерального президента можно привлечь к конституционно-правовой ответственности лишь по причине умышленного нарушения им Основного или другого федерального закона. Очевидно, что не каждое нарушение этих законов может квалифицироваться как преступление в соответствии с уголовным кодексом. Такая ситуация может возникнуть, например, в случае, если бы Президент распустил Бундестаг в нарушение статей 63 и 68 Основного Закона. В соответствии со статьей 93 Конституции России основанием привлечения Президента Российской Федерации к конституционно-правовой ответственности является совершение им деяния, которое имеет признаки измены или иного тяжкого преступления. При этом следует заметить, что к Президенту Российской Федерации как главе государства предъявляются более высокие требования по сравнению с другими должностными лицами: если, например, депутат Государственной Думы и член Совета Федерации отстраняется от должности за совершение преступления, которое установлено приговором суда, вступившим в законную силу, то Президент может быть отрешен от должности не за совершенные преступления (как полагают некоторые исследователи[3]), а на основании обвинения в совершении преступления при соответствующем заключении Верховного Суда, подтверждающем признаки преступления в его действиях (это свидетельствует о том, что Президент как гарант Конституции сам должен быть вне подозрений). Таким образом, нельзя в данном случае поставить знак равенства между конституционно-правовой и уголовной ответственностью.

И российская, и германская, и американская процедура импичмента - это форма конституционно-правовой ответственности, согласно определению этого понятия, т.к. nomina sunt consequentia rerum[4].


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное