+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Судебная система российско-белорусского Союзного государства и принципы ее организации - А.П. Антоненко

Дата: 17.10.2011    Автор: А.П. Антоненко

Система совместных органов, сформированных Россией и Белоруссией еще в 1996 г., была дополнена после заключения Договора 1999 г. о создании Союзного государства двумя новыми органами. Один из них – Суд Союзного государства (далее – Суд), появление которого завершило этап юридического оформления классической государственной структуры и потому может рассматриваться как свидетельство последовательного движения России и Белоруссии к созданию реального государства.

 

Договор о создании Союзного государства закрепил базовые положения о Суде, в частности: цели создания Суда, его компетенцию, порядок формирования состава судей и принятия ими судебных актов, правовой статус актов Суда[1]. Детальнее вопросы организации Суда и его деятельности предполагалось изложить в его Уставе и Регламенте, которые, однако, так и не были приняты. Не был реально создан и сам Суд. Отсутствие нормативно-правовых актов о Суде и практики их применения позволяет лишь предположительно оценивать функциональность этого органа.

 

Статьей 50 Договора Суд определяется органом Союзного государства, призванным обеспечивать единообразное толкование и применение нормативно-правовых актов Союзного государства, в том числе Договора. Право толкования основополагающих актов о государстве (для Союзного государства таковым является Договор о его создании), относится к юрисдикции органов конституционного надзора. Поэтому приведенное положение ст. 50 Договора позволяет проводить параллель между Судом Союзного государства и органами конституционного надзора государств-

участников[2]. Вместе с тем, задача обеспечения единообразного применения нормативно-правовых актов в правовых системах государств-участников в большей степени соответствует функции Верховных (Высших) Судов[3]. Поэтому анализ ст. 50 Договора позволяет сделать вывод о движении Союзного государства по пути сосредоточения различных сфер судебной юрисдикции в одном органе.

 

Сохранение участниками Союзного государства высокой степени независимости, практические результаты исполнения Договора 1999 г. и Программы действий по его реализации, выдвигают в ряд первоочередных задачу обеспечения исполнения актов Союзного государства. Требование исполнения Договора, рассматриваемое с точки зрения теории и практики управления, обязывает его участников принимать обязательные для них решения. Несогласие одного из участников с принятым решением и вследствие этого его неисполнение, могут свидетельствовать о неправильном понимании и нарушении кем-либо из участников своих обязательств, вытекающих из Договора. Законность разрешения споров, возникающих при толковании и исполнении Договора, а также иных нормативно-правовых актов Союзного государства, должна достигаться в условиях демократического политического режима привлечением третьей стороны, исполняющей роль арбитра, и специальной процедурой, обеспечивающей право каждой стороны на объективное рассмотрение спора. Правовой предпосылкой тому и должно стать правомочие Суда рассматривать вопросы, связанные с толкованием, применением и исполнением Договора, а также иных нормативно-правовых актов Союзного государства. Внесение предлагаемой поправки допустимо, поскольку, в конечном счете, деятельность любого органа Союзного государства должна быть направлена именно на достижение целей Договора, то есть, на его исполнение.

 

Объективность рассмотрения споров, являющаяся обязательным правовым условием эффективности деятельности Суда и признания Субъектами союзного государства его решений, обеспечивается не только общеобязательной судебной процедурой, но и принципами судоустройства.

 

Основным принципом деятельности судебных систем государств, реализующих в своем развитии принципы демократии, признается принцип независимости судей. В юридической литературе именно он рассматривается основной гарантией и условием деятельности объективного, эффективно выполняющего свои функции правосудия[4]. Проблема обеспечения независимости связана с тем, что ее решение лежит в области компромисса между необходимостью предоставления судьям полной свободы отправления правосудия и необходимостью обеспечения их подчинения исключительно закону, образующих диалектико-правовое единство. Правовая идеализация независимости, несбалансированная гарантиями соблюдения выраженного в законе общественного интереса, открывает простор для субъективного толкования закона, то есть, судебному произволу. В свою очередь, недостаточность гарантий независимости судей, предоставление гарантий при соблюдении определенных условий ведут к формализации функции суда и превращают суд в управляемый институт, обслуживающий интересы доминирующего в государстве органа власти, что также не соответствует общественному благу.

 

Судоустройство государств-участников отнюдь не являет собой образцы решения проблемы независимости суда от органов власти и безусловного подчинения его закону[5]. По разным причинам, но ни Россия, ни Белоруссия не смогли сформировать судебные системы, удовлетворительно обеспечивающие реализацию формулы: «Суд независим и подчиняется только закону». Положения о независимости суда, содержащиеся в законодательстве государств-участников, декларируют скорее цель развития судебных систем, нежели их действительное состояние. Создавая судебную систему Союзного государства необходимо исходить из понимания того, что принцип независимости суда не является самоцелью, но представляет собой необходимое средство обеспечения соблюдения законности при отправлении правосудия.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное