+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Трансформация содержания конституционного права на жилище в Российской Федерации - В.Г. Аверченко

Дата: 14.11.2011    Автор: В.Г. Аверченко

С момента закрепления права на жилище на уровне конституции многими учеными давались различные определения понятия конституционного права на жилище, однако истоки формирования указанного понятия в современном конституционном праве следует искать в теории гражданского и жилищного права.

 

При рассмотрении права на жилище в качестве конституционного в Конституции СССР 1977 г. приоритетным является мнение, что указанное право является субъективным. Что касается правомочий, включаемых в конституционное право на жилище, то В.П. Грибанов выделял в качестве последних право на вселение и право пользования жилым помещением[1].  В целом такой же позиции придерживались В.Ф. Чигир[2] и К.И. Манаев[3]. П.А. Седугин выделял в качестве элементов права на жилище  право граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, на получение жилья и закрепление жилой площади за гражданином в бессрочное пользование[4]. Однако наиболее полно указанную позицию раскрыл И.Б. Марткович, который выделял в конституционном право на жилище два элемента: «во-первых, юридическую возможность (право) стабильного обладании жильем, и, во-вторых, юридическую возможность (право) получения при определенных условиях другого жилища в домах государственного или общественного жилого фонда, в домах жилищных (жилищно-строительных) кооперативов, либо приобретения жилья в собственность»[5]. Поэтому, серьезным шагом вперед стало обоснование А.Ю. Кабалкиным тезиса о том, что право на жилище входит в систему социально-экономических прав граждан (в сфере имущественных отношений, связанных с удовлетворением потребностей граждан)[6].

 

Позитивистский подход, превалирующий при определении прав и свобод человека и гражданина в науке советского конституционного (государственного) права, рассматривающий конституционное право на жилище преимущественно как право, пред оставленное и обеспеченно советским государством, способствовал тому, что важнейшим элементом права па жилище была признана его гарантированность со стороны государства. Гарантированность конституционного права на жилище во многом сводилась к признанию обязанности государства по обеспечению граждан хилыми помещениями. Причем роль государства в реализации права на жилище признавалась ведущей.

 

Примечательно, что авторы первых комментариев к Конституции Российской Федерации 1993 г. не отказались от данной позиции, хотя совершенно очевидно, что исходя из содержания ст. 40 Конституции РФ в настоящее время роль государства в реализации права на жилище является далеко не основной. В частности, О.Р. Скрипко считает, что «конституционное право на жилище означает гарантированную для каждого гражданина Российской Федерации возможность быть обеспеченным постоянным жильем»[7].

 

В современной юридической литературе приоритетным остается мнение о том, что конституционное право на жилище по своей сути является субъективным правом. Исходя из этого, конституционное право на жилище определяют преимущественно через перечисление правомочий, включаемых в данное право, т.е. его содержание. Так, в одном из комментариев к Конституции РФ отмечается, что право граждан на жилище может быть сведено к трем юридическим возможностям: стабильное, устойчивое, постоянное пользование жилым помещением во всех разновидностях жилищного фонда; улучшение жилищных условий в домах всех разновидностей жилищного фонда; обеспечение здоровой среды обитания, жилой среды, достойной цивилизованного человека[8].

 

По мнению Е.В. Богданова, в содержание права на жилище в качестве элементов входят следующие правомочия граждан; право пользоваться имеющимся жилым помещением; право на получение в установленном порядке жилого помещения и домах государственного и муниципального фондов и право на удовлетворение жилищной потребности путем приобретения жилого помещении и собственность по гражданско-правовым сделкам или в результате участия в жилищном строительстве[9]. П.В. Крашенинников предлагает понимать под правом на жилище право гражданина на приобретение и пользование жилым помещением[10]. Л.М. Пчелинцева, поддерживая предложенное Е.В. Богдановым и П.В. Крашенинниковым понимание содержания права на жилище, считает целесообразным включить в содержание права на жилище еще одно правомочие - право на получение гражданином в установленных случаях и порядке финансовой помощи со стороны государства (жилищная субсидия, государственный жилищный сертификат)[11].

 

Проведенный краткий анализ современных научных позиций, касающихся содержания конституционного права на жилище, позволяет нам обратить вниманий на следующие принципиально важные положения. Во-первых, большинство авторов, анализируя право на жилище, говорят о праве гражданина на жилище, хотя ч. 1 ст. 40 Конституции Российской Федерации говорит о том, что таким правом обладает каждый. Во-вторых, в указанных подходах к содержанию права на жилище значительное место занимает правом-чие требования, обращенное к государству – на получение жилого помещения в домах государственного жилого фонда, на получение финансовой и иной помощи со стороны государства для приобретения жилья. Вместе с тем, право на жилище является в значительной степени правом имущественного характера, в силу того, что жилище является объектом гражданских прав.  Принцип экономической самостоятельности личности в гражданском обществе определяет, что удовлетворение имущественных притязаний – это приоритет самой личности и государство должно только способствовать удовлетворению потребностей человека имущественной направленности. Чрезмерное влияние государства в данной сфере способствует формированию иждивенческих настроений и, как правило, экономической стагнации. Значительные социальные обязательства ложатся тяжелым бременем на любую экономику. Поэтому, Л.С. Мамут рассматривая правовую природу социальных прав (в том числе и право на жилище) утверждает, что социальная деятельность государства вообще имеет внеправовой характер, поскольку предоставление социальных благ бесплатно либо без эквивалентного возмещения лежит «по другую сторону права» … «Обязанностей  государства, корреспондирующих этим правам – притязаниям, нет»[12]. Аналогичную позицию занимает и М.В. Баглай[13].

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное