+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Взаимодействие центра и регионов в Российской Федерации: конституционная модель и практика.

Дата: 04.10.2011    Автор: Б.Г. Бальжиров

Для отечественной науки государственного строительства на протяжении всей истории развития Российского государства особо значимым является вопрос о выборе модели взаимодействия центральных и региональных властей, разграничения полномочий и предметов ведения между ними. Дополнительную сложность решению этой задачи придал закрепленный в Конституции Российской Федерации 1993 г. институт предметов совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Достижение эффективного взаимодействия федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере совместного ведения – одна из основных задач развития федеративных отношений в ходе осуществления административной реформы в стране.

 

На протяжении последних нескольких лет в стране разрабатывались предложения по разграничению предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления. Указом Президента Российской Федерации В.В. Путина от 21 июня 2001 г. была создана специальная комиссия под руководством Д.Н. Козака. Незадолго до этого, 3 апреля 2001 г., в Послании Федеральному Собранию В.В. Путин отметил: «обязательное условие успеха стратегических преобразований – наведение порядка в отношениях между федеральными и региональными органами власти; отсутствие четкого разграничения полномочий, а также работоспособного механизма взаимодействия и между уровнями власти приводит к большим экономическим и социальным потерям»[1]. К 2004 г. эта работа была практически завершена и выработанные предложения и рекомендации реализуются в государственно-правовой практике.

 

Комиссия разработала и внесла Президенту Российской Федерации целый ряд предложений о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления; по договорному разграничению предметов ведения и полномочий между федеральными органам государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации; по соглашениям между Правительством Российской Федерации, федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации о разграничении полномочий и передаче осуществления части полномочий.

 

Комиссия сыграла большую роль в устранении разногласий в процессе работы по приведению конституций, уставов, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, договоров и соглашений о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами. Комиссия подготовила предложения о применении Президентом Российской Федерации согласительных процедур для разрешения разногласий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации в соответствии со ст. 85 Конституции Российской Федерации.

 

По своему текстуальному и систематическому содержанию предметы ведения сформулированы в виде сфер общественных отношений, видов деятельности, прерогатив Федерации, определенных объектов или их части (например, федеральная собственность как часть государственной собственности), либо полномочий Федерации – в тех случаях, когда речь идет об определении статуса (например, государственной границы), правовом регулировании отраслей законодательства, осуществляемом только федеральной государственной властью (п. «о» ст.71) либо совместно с ее субъектами (п. «к» ст.72).

 

Конституционная формула «в ведении Российской Федерации (либо совместном ведении с ее субъектами) находятся» обозначает, таким образом, сферы, области, объекты, прерогативы, вопросы и т.п., находящиеся под непосредственным воздействием федеральной государственной власти либо совместном ведении с субъектами Федерации.

 

Понимание понятия «предмет ведения» только как сферы общественных отношений[2] является ограничительным, узким, поскольку по своему смыслу и содержанию положения названных статей значительно разнообразнее. При этом непосредственно в ст.ст. 71 и 72 Конституции Российской Федерации не очерчены правовые и иные формы ведения указанных в них предметов, поскольку это осуществляется в других ее статьях путем предписания, наделения компетенцией, нормативного регулирования, координации, распорядительства, контроля и надзора и т.п. Само по себе отнесение конкретного вопроса к ведению Федерации или совместному ведению с ее субъектами не предопределяет его урегулирование помимо закона, иными по форме нормативными актами, кроме случаев, когда сама Конституция исключает это, требуя для его регулирования принятие федерального конституционного или федерального закона[3]. Такой подход воспринят и государственно-правовой практикой.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное