+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Этос судебной власти в современной России - П.М. Морхат

Дата: 12.10.2011    Автор: П.М. Морхат

В последние годы актуальными темами в правовой науке стали вопросы судебной власти и судебного права. Обращение к этим проблемам инициировали конкретный анализ форм судебной власти, ее места в системе разделения властей в России, процессов взаимодействия с гражданским обществом[1]. Все большее внимание привлекают и аспекты нравственной мотивации в практике судебной власти, их взаимодействие с нормами судебного права[2]. При этом многие ученые исходят из того, что отечественным трактовкам нравственных и правовых факторов, присутствующих в судебной власти, присуще своеобразие. Оно воплощается в этосе судебной власти – комплексной правовой установке судей как представителей одной из ветвей власти в современной России.

 

Правоведы отмечают, что при исследовании феномена судебной власти часто употребляются понятия, которые нельзя признать принадлежностью того или иного вида юридического знания, теоретической или прикладной юриспруденции. По мнению А.Ф. Закомлистова, «статус судебной власти не определен четко и в нормах права. Речь идет о таких концептах, которые имеют процедурный и финально-юридический смысл, - беспристрастность, объективность, добросовестность, справедливость, разумность»[3]. Между тем употребление этих понятий зачастую рассматривается как закрепление в текстах действующего законодательства принципов права. Конечно, нельзя забывать о том, что горизонты открытости и гласности соприкасаются в судебной практике, прежде всего с «нравственностью и этическим протоколом рассмотрения дел, фиксированием социальных процессов, которые представляют собой демонстрацию и наличное всеобщее убеждение в публичном присутствии творящей справедливости. Именно такое восприятие дает веру в правовую защищенность и утверждает действительный авторитет судебной власти»[4]. Представляется, однако, что взаимоотношение нравственного и правового моментов – это пример более сложного взаимодействия, чем рационализация или оптимизация процессов отправления судебной власти. Вот несколько аргументов в защиту данной точки зрения.

 

Известно, что само понятие судебной власти возродилось в российской правовой науке и законодательстве только в начале 90-х гг. ХХ в., при советском режиме ее как таковой, в сущности, не существовало, так как совокупность судов не является судебной властью. Эта власть возникает и утверждает тогда, когда гражданское общество находит в себе силу противостоять бюрократии и создавать институты, защищающие права человека, и является эффективной лишь в контексте теории разделения властей, исключающей излишнюю концентрацию власти и гарантирующей гражданам подлинную свободу. Судебная власть есть независимая и самостоятельная ветвь государственной власти, которая на основе разрешает социальные конфликты и следит за соответствием нормативных и правоприменительных актов Конституции Российской Федерации и законам, а также устанавливает юридически значимые факты. Основной формой ее реализации являются все разновидности правосудия. Сегодня правоведы склоняются к мнению, согласно которому судебная власть может быть определена как принадлежащее судам Российской Федерации исключительное властное полномочие разрешать возникающие в обществе конфликты правового характера путем осуществления в особой процессуальной форме правосудия и принятия обязательных для исполнения решений. Однако, как подчеркивают авторы, в понятие «конфликт» необходимо вложить более широкий смысл, включающий в себя суть судебной власти как часть механизма самоограничения власти государственной. Делается вывод о том, что судебная власть, институционально представленная системой судебных органов, реализует функцию судопроизводства, а также ряд вспомогательных функций, создающих условия надлежащего кадрового и информационно- аналитического обеспечения судебной деятельности[5].

 

Советская юридическая наука не знала проблемы самоограничения государственной власти, даже когда государственное право некоторые авторы называли конституционным, предмет последнего не включал содержание чуждого социалистическим теориям понятия конституционализма. Между тем, еще Декларация прав человека и гражданина, принятая во Франции в 1789 г., провозгласила, общество, в котором не существует разграничения властей, не имеет конституции. Роль судебной власти в системе сдержек и противовесов определяется несколькими обстоятельствами. Сам порядок формирования судебной власти, с одной стороны, призван обеспечивать ее максимальную независимость, а с другой – является результатом компромисса между другими ветвями власти. В той мере, в какой удается отыскать баланс между независимостью судей и их моральной ответственности перед обществом, повышается роль судебной власти. Прояснению своеобразия этоса, присущего судебной власти, способствует и введение понятия «судебная политика». Формой реализации судебной политики является создание общих правил поведения судей, т.е. выбора ими конкретного решения из числа возможных вариантов, предоставляемых законов. Будучи относительно автономной, судебная политика не может находиться в существенном противоречии с общей политики с государства и закрепленными в Конституции Российской Федерации общими принципами общественного устройства. Судебная политика направлена на реализацию таких принципов организации и деятельности судебной власти, как независимость судебной власти; свободный доступ к правосудию; состязательность судопроизводства; публичность и диспозитивность в судопроизводстве; презумпция и преюдиция в судопроизводстве.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное