+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Фактор времени в правовой системе - Е.Ю. Догадайло

Дата: 27.01.2012    Автор: Е.Ю. Догадайло

Выбрать время – значит сберечь время, а что сделано несвоевременно, сделано понапрасну

Ф. Бекон

Так же как любая социальная  деятельность, правовая жизнь протекает во времени; право не может обойтись без времени, не может уклониться от неумолимого течения времени и не может  не попытаться подчинить себе его влияние.

История философии при анализе фактической реальности характеризуется противопоставлением двух точек зрения, восходящих к Архимеду и Аристотелю. От Архимеда исходит традиция такого восприятия окружающей действительности, когда временной поток не является существенной особенностью первоосновы вещей. С другой стороны, Аристотель служит предшественником тех, кто рассматривает время как фундаментальное понятие, поскольку от утверждал, что мир имеете в своей основе временную структуру[1].

Несмотря на свою связь с универсальным мировым порядком, идея времени имеет своим происхождением сознание человека.  Так, Аристотель считал, что поскольку только душа, или интеллект, способна считать время, то «может возникнуть сомнение, будет ли в отсутствие души существовать время или нет?».[2] Так же он полагал, что сознание человека обязательно должно подчиняться мировому порядку, который поэтому управляет как нашим восприятием времени, так и процессом восприятия или вычисления его.

Однако через всю история развития философской мысли проходят попытки дать объяснения различию, которое каждый человек делает между временным порядком своих идей и временным порядком внешних объектов, которые мы претендуем познать с помощью идей.

И. Кант, полагая, что время является формой «интуиции», соответствующей внутреннему чувству человека, считал что «время не есть эмпирическое понятие, отвлекаемое от какого-либо опыта. В самом деле, существование или последовательность даже не входили бы в состав восприятия, если бы в основе не лежало a priori представление времени…..Понятие времени заключено не в объектах, но только в субъекте, который воображает объекты»[3].Поэтому время, по существу, имеет отношение не к вещам в себе, а к деятельности ума. Но для И. Канта, несмотря на то, что время представляет собой промежуточное условие явления внешних объектов (которые мы представляем так же существующими в пространстве), оно является так же непосредственным условием того нашего внутреннего чувства, благодаря которому мы представляем себя существующими только во времени.

Нормы позитивного права, осуществляя регулирование общественных отношений, вынуждены одновременно констатировать в социальных оношениях господство времени над человеком и попытаться оформить "господство человека над временем".

То есть позитивное право интересует, с одной стороны, способы подчинения поведения человека времени и, с другой стороны, способы управления временем как необходимое условие упорядочения общественных отношений.

Рассматривая  способы подчинения поведения человека времени с помощью правовой нормы необходимо отметить, что фактор времени в правовой системе может быть рассмотрен с двух сторон - с точки зрения хронометрии или с точки зрения хронологии.

Используя методы хронометрии время в правовых нормах фиксируется как «длительность» или «срок». Тогда же, когда в норме права необходимо установить положение субъекта при определении динамики его социальных действий, когда важно дать характеристику предшествующего или последующего моментов, право  использует методы хронологии, что бы зафиксировать определенные точки (моменты  времени).

Для позитивного права «момент времени» — это основная точка координат правовой жизни, выявление и фиксация которой необходима для начала  регулирования конкретного общественного отношения.

Сама идея установления социального правила поведения связана необходимостью зафиксировать положение субъекта во временных координатах, четко определить – начало и конец юридической ситуации, подлежащей регулированию.

Каждая норма права в своей гипотезе воплощает момент времени, фиксируя как его для начала юридического факта, либо  устанавливая временных условия начала и окончания юридической ситуации.

Без фиксации момента времени нет нормы – так как пропадает исходная точки  общественных координат положения субъекта права.

Почти в каждой отрасли права, в каждом правовом институт существуют и специальные нормы, направленные для правовой фиксации моментов времени – рождение человека, момент возникновения юридического лица или его ликвидации, момент заключения брака, момент с наступления юридической ответственности, момент заключения соглашения

Момент времени воплощает точку отсчета некого срока и, таким образом, определяя фазу его истечения, позволяет в этих рамках провести социально-нормативное регулирование.

Не смотря на кажущуюся простоту фиксации моментов времени, чем  более развернутым становится система права, чем более законодатель вдумывается в необходимость зафиксировать точку отсчета, тем больше трудностей встает на его пути. Момент рождения человека традиционно интересует гражданское право для установления его родственных и имущественных связей (чаще всего для фиксации его наследственных права или круга его возможных наследников). Фиксация этого же момент становиться необходимой и для определения даты начала его полной дееспособности,  а так же  важна и для других отраслей права например конституционного, для решения вопроса о праве участвовать в выборах и референдуме. Результаты определения момента совершения этих событий сказываются на оценке их последствий.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР в определениях 1965 и 1974 гг. на основании ст. 103 УПК сделала выводы: "Лицу, совершившему преступление в день, когда ему исполнилось 18 лет, не может быть назначено лишение свободы свыше десяти лет, так как совершеннолетие наступает не в день рождения, а со следующих суток. Гражданин, совершивший уголовно наказуемое деяние в день своего рождения, достиг 16-ти лет в ноль часов последующих суток и не подлежал привлечению к уголовной ответственности". Эти положения нашли свое закрепление в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних".


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное