+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Формы взаимодействия правовых и корпоративных норм - С.А. Алейник

Дата: 17.10.2011    Автор: С.А. Алейник

Корпоративные регуляторы являются важным средством организации взаимоотношений индивидов и социальных групп, в них заключена значительная информационная и ценностно-ориентировочная сила оказывающая существенное влияние на процесс реализации субъективных прав. Играя значительную роль в организации гражданского общества, поведении субъектов общественных отношений, корпоративные нормы сами выступают как социальная ценность, духовное благо, тот правовой результат, на получение которого направлена юридически значимая деятельность людей. Корпоративные нормы задействованы в социальной системе регулирования общественных отношений и вследствие своей близости к правовым нормам являются в этой системе одним из самых важных организационных инструментов. В.М. Сырых определяет такую систему как социальный механизм правового регулирования, собственное содержание которого «составляют лишь те явления и процессы, которые прямо воздействуют на процессы правового регулирования общественных отношений и имеют своим непосредственным объектом или результатом юридически значимые решения или действия»[1]. Следует согласиться с мнением этого ученого относительно сущности корпоративных норм как социально-правового средства механизма правового регулирования, отметив, однако, исключительно вспомогательную роль этого регулятора.

 

Нормативная база корпоративного регулирования разнородна, сложна и противоречива. Между ее составляющими, в том числе между правовыми и корпоративными нормами «могут существовать не только отношения координации, согласованности, но и противоречия, конфликты, которые затем находят выражение в системе общественных и правовых отношений, в конкретных действиях и поступках граждан и иных лиц»[2]. Такие противоречия правовых и корпоративных норм выявляются в системе отражения процессов социальной жизни постольку, поскольку первые из названных норм составляют систему инструментов правового регулирования государством общественной жизни, в то время как вторые представляют собой элемент общесоциального воздействия общества на государство. Чем более государство вторгается в жизнь гражданского общества, беря на себя его функции, которыми должно заниматься само общество и которые связаны с его природой (экономическая, политическая сфера), тем более усиливается регуляционная роль государства, организующая, законотворческая, исполнительная и распорядительная деятельность его органов, разрастается аппарат управления, объем нормативного регламентирования, укрепляется административная система.

 

Между тем, Законодательство может и должно рассматривать себя лишь как орудие, посредством которого достигается проведение в жизнь того, что и без него живет в народе,[3] – писал Е. Губер в объяснительной записке к созданному им Швейцарскому гражданскому кодексу. Прогресс общества в целом зависит от расширения сферы, которая не является жестко зависимой от государства. Но для открытия таких возможностей необходимо обеспечение свободы, отсутствие мелочной связанности, зарегулированности правовыми предписаниями. Свобода воли гражданина, социальной группы, общества связана, прежде всего, со способностью самостоятельно принимать решения, с возможностью самостоятельно определять для себя приоритеты, содержание и последовательность своих действий, т.е. с возможностью самоуправления. Но самоуправление социальных групп, как справедливо отмечается в литературе, не может вырасти из идеи государственности, поэтому представляется абсурдным имевший место политический тезис о перспективах постепенного перерастания «социалистической» государственности в общественное (коммунистическое) самоуправление[4]. Самоуправление, нормальная жизнь гражданского общества предопределяется реальной мерой, рамками его свободы. Свобода, ее рамки, границы, мера предопределяются через обособление общества от государства (частной собственности от собственности государства, власти народа от власти государства, суверенитета народа от суверенитета государства). Без обособления, как условия жизни общества, вообще теряет смысл постановка вопроса о свободе[5].

 

Сфера корпоративной свободы создается самими субъектами, но, особенно в области регламентации экономических отношений, находится под достаточно жестким прессингом правового регулирования. В этой связи, важно определение границ государственного регулирования экономических отношений, собственности. В развитии рыночных отношений не будет значительного прогресса до тех пор, пока не будет поставлен и решен вопрос о допустимых законом оптимальных, стабильных границах вмешательства государства в «регулирование» экономических отношений, отношений собственности[6].

 

Новая экономика, как правильно отмечает В.С. Нерсесянц, - это, по сути, новые формы индивидуализированной собственности[7], которая характеризуется обособленностью. Однако, конституционная свобода корпоративного регулирования в целях осуществления экономической деятельности значительно ограничена нормативно-правовыми предписаниями как количественным преимуществом последних, так и степенью правовой регламентации общественных отношений в предпринимательстве. Область применения корпоративных нормативных актов хозяйственных обществ сводится к разрешению вопросов этического и мелкоорганизационного характера.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное