+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Из теории федерализма (модели, типология и краткий обзор о «разделенном» в «неделимом») - С.В. Малов

Дата: 19.09.2011    Автор: С.В. Малов


<p style="text-align: justify;">Известна правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации, касающаяся суверенитета Российской Федерации и ее субъектов (республик). Она изложена, в частности, в постановлениях Конституционного Суда от 13 марта 1992 г. № П-Р3-I, от 9 января 1998 г. № 1-П, от 7 июня 2000 г. №10-П и в определении от 27 июня 2000 г. № 92-О. Конституционный Суд установил, что суверенитет - по смыслу ст.ст. 3, 4, 5, 67 и 79 Конституции Российской Федерации - предполагает верховенство, независимость и самостоятельность государственной власти, полноту законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его территории и независимость в международном общении, представляет собой необходимый качественный признак Российской Федерации как государства, характеризующий ее конституционно-правовой статус. Суверенитет России исключает существование 2-х уровней суверенных властей, находящихся в единой системе государственной власти, которые обладали бы верховенством и независимостью, т.е. не допускает суверенитета ни республик, ни иных субъектов Российской Федерации.</p>

<p style="text-align: justify;"> </p>

<p style="text-align: justify;">Данная позиция Конституционного Суда обусловлена нормами Конституции, согласно которым суверенитет России - демократического федеративного правового государства, распространяется на всю ее территорию и закреплен Конституцией Российской Федерации в качестве одной из основ конституционного строя (ч.1 ст. 4). Носителем суверенитета и единственным источником власти в России является ее многонациональный народ в целом (ч.1 ст. 3), который, исходя из реализуемых в социальной практике общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, конституировал возрожденную суверенную государственность России в ее настоящем федеративном устройстве и принял Конституцию. Конституция не допускает какого-либо иного носителя суверенитета и источника власти, помимо многонационального народа России, и не предполагает какого-либо иного государственного суверенитета, помимо суверенитета Российской Федерации. Конституционный Суд отметил, что международное право также не допускает использование ссылок на принцип самоопределения для подрыва территориальной целостности и единства суверенного государства и национального единства. Использование же в ч. 2 ст. 5 Конституции понятия «республика (государство)», не означает признание государственного суверенитета этих субъектов Российской Федерации, а лишь отражает определенные особенности их конституционно-правового статуса, связанные с факторами исторического, национального и иного характера. В то же время, республики, как субъекты Федерации (в силу ч. 3 ст. 5, ст. 73 и ч. 4 ст. 76 Конституции), обладают всей полнотой государственной власти вне пределов ведения Российской Федерации и ее полномочий по предметам совместного ведения. В этой связи, представляется, что данное Конституционным Судом толкование положений Конституции Российской Федерации о суверенитете является дискуссионным и несколько произвольным, поскольку никак не вытекает из буквального смысла конституционного определения республик в качестве государств.</p>

<p style="text-align: justify;"> </p>

<p style="text-align: justify;">Эти решения вынесены компетентным, авторитетным органом, а также абсолютно органичны и необходимы в период выстраивания дееспособной «вертикали власти» в России, однако исследование «ограниченного» суверенитете субъектов Федерации представляет академический интерес. Полагаю, что к ней будут возвращаться все новые поколения ученых и исследователей. Возможно, кого-то ретроспектива проблемы заставить усомниться в безупречности вынесенных решений Конституционным Судом Российской Федерации.</p>

<p style="text-align: justify;"> </p>

<p style="text-align: justify;">Один из ведущих отечественных политологов К.С. Гаджиев пишет: «Суверенитет - основополагающий критерий государства. Если нет суверенитета, то нет и государства. Суверенитет определяет само бытие государства»<sup><sup>[1]</sup></sup>. М.В. Баглай также утверждает, что «суверенитет государства - неотъемлемое свойство каждого государства...»<sup><sup>[2]</sup></sup>. Отрицать наличие у республик суверенитета, значит выступать против положения Конституции Российской Федерации о том, что республики - это государства; положения, относящегося к основам конституционного строя.</p>

<p style="text-align: justify;"> </p>

<p style="text-align: justify;">Пытаясь разобраться в уже далеко не новой проблеме существования ограниченного суверенитета, автор проанализировал, в частности, целый ряд действующих актов российского законодательства, в которых так или иначе встречается и фигурирует слово «суверенитет». Очень часто встречаются такие понятия как: политический, экономический (финансовый, бюджетный, налоговый), культурный суверенитет. Каждое их приведенных понятий столь велико, что нередко объединяет под собой совокупность более мелких, частных значений. Защита суверенитета является одной из основных задач многих федеральных органов власти (Минобороны России, МИД России и др.).</p>

<p style="text-align: justify;"> </p>

Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное