+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

О целях закона как составной части его концепции - А.Ю. Царёв

Дата: 14.10.2011    Автор: А.Ю. Царёв

Известно, что самым важным критерием качества закона является его эффективность, заключающая в достижение цели, которую преследовал законодатель, принимая закон. В то же время одним из условий эффективности законотворчества является правильное определение целей принимаемых законов.

 

Целью закона может быть только разрешение какой-нибудь общественной проблемы. Иначе и быть не может. Законы вообще были бы не нужны, если бы у общества не было проблем, требующих нормативного вмешательства со стороны государства. Один из аргументов, противопоставляемых такой точке зрения, состоит в том, что законы возникли с целью упорядочивания отношений между людьми. Но ведь необходимость этого упорядочивания не могла возникнуть сама по себе, без достаточных к тому оснований. Такими основаниями были именно общественные проблемы: воровство, убийства и другое насилие стали причинами появления норм уголовно-правовых; необязательность, другие казусы и просто какие-то неудобства в сфере обращения товаров и других объектов собственности – гражданско-правовых; нищета и беспомощность нетрудоспособных членов общества – социально-правовых; кровопролитие в борьбе за власть и неэффективность власти – государственно-правовых.

 

Также и в современных условиях проблемы усталости школьников от чрезмерной учебной нагрузки и ухудшения их здоровья в результате курения становятся причинами принятия законодательных актов соответственно о переходе с шестидневной учебной недели на пятидневную и о запрете на продажу табачных изделий в школах и рядом с ними.

 

Таким образом, закон не должен приниматься, если причиной его принятия является не общественная проблема, а что-либо иное. Даже улучшение социального положения той или иной категории граждан не может быть целью закона, если их социальное положение не является общественной проблемой. Разве что, если у законодателя нет других проблем.

 

Анализ целей российских законов, обозначенных в пояснительных записках к этим законам, а иногда и в самих законах, показывает, что цели многих законов определены неверно. Иногда целью закона называется даже то, что вообще не может быть целью закона. Довольно обычное в нашем законотворчестве провозглашение целью закона «установление правовых основ» («обеспечение правовых условий», «урегулирование отношений» и т.п.) является ошибочным. Так как установление правовых основ или урегулирование отношений не является самоцелью, а может быть лишь способом достижения цели закона.

 

Однако, в статье 2 Федерального закона «О государственном регулировании обеспечения плодородия земель сельскохозяйственного назначения» записано, что целью этого закона является «установление правовых основ государственного регулирования обеспечения воспроизводства плодородия земель сельскохозяйственного назначения…»[1]. На самом деле, из текста этой статьи видно, что государственное регулирование должно обеспечить воспроизводство плодородия сельскохозяйственных земель. В свою очередь воспроизводство плодородия сельскохозяйственных земель не понадобилось бы, если бы эти земли в процессе их использования не истощались. Следовательно, причиной принятия названного закона должно было быть истощение сельскохозяйственных земель, ставшее серьезной общественной проблемой. Поэтому целью названного закона должно было быть ни что иное, как разрешение этой проблемы. Автор закона мог подойти к ее решению разными путями (один из них – принять меры по предупреждению истощения земель). Но, возможно, у него была другая цель (!) – «установление правовых основ государственного регулирования обеспечения…». Проще сказать – установление государственного регулирования. Случайно ли «проговорился» автор закона, указав в нем не должную цель закона, а свою собственную, или действительно не видел должной цели закона, но данный пример дает повод предположить, что должная цель закона и цель автора закона могут не совпадать.

 

Для сравнения, в качестве положительного примера, можно привести Закон РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий», в преамбуле которого была верно указана цель этого закона: «реабилитация всех жертв политических репрессий, подвергнутых таковым на территории Российской Федерации с 25 октября (7 ноября) 1917 г., восстановление их в гражданских правах, устранение иных последствий произвола и обеспечение посильной в настоящее время компенсации материального и морального ущерба»[2]. Но если бы автором этого закона был автор предыдущего, то он, наверное, назвал бы его «О государственном регулировании обеспечения реабилитации жертв политических репрессий».

 

Другой вывод, вытекающий из анализа целей российских законов, состоит в том, что некоторые авторы законопроектов просто не придают целям будущих законов должного внимания и формулируют эти цели без глубокого осмысления. Иначе как можно объяснить, что в пояснительной записке к вносимому в Государственную Думу законопроекту и в самом законопроекте содержатся разные цели. Так, 25 ноября 2005 г. Государственная Дума приняла в первом чтении проект федерального закона № 217352-4 «О персональных данных». В пояснительной записке к этому законопроекту говорится, что его целью является «создание общих унифицированных требований к сбору и обработке (хранению, актуализации, использованию, раскрытию и предоставлению) персональных данных физических лиц (субъектов персональных данных) во всех сферах, где используются персональные данные». А в ст. 2 названного законопроекта записано: «Целью настоящего Федерального закона является обеспечение защиты прав граждан на неприкосновенность частной жизни при сборе и обработке персональных данных».

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное