+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

О юрисдикции как свойстве публичной власти - И.С. Штин

Дата: 29.09.2011    Автор: И.С. Штин

Вопрос сущности государственной юрисдикции является дискуссионным в отечественной теории государства и права с конца 60-ых г.г. ХХ в. В условиях обозначившегося кризиса ряда институтов советского государства возрос интерес к теоретической проработке систем государственного управления[1]. Но вскоре разразился мировой энергетический кризис, цены на нефть выросли и об организационных ресурсах государства снова забыли почти на два десятилетия.

 

Однако, среди отечественных ученых возникла оживленная дискуссия о сущности явления юрисдикции в государственном управлении. В частности, Н.Г. Александров отождествлял юрисдикцию с совершением актов правоохранительной деятельности[2]; С.С. Алексеев и В.М. Горшенев считали ее разновидностью правоприменительной деятельности[3]. Ю.К. Осипов и И.В. Михайловский указывали на особенное «правонаделительное, правоохранительное и правоконстатирующее» содержание юрисдикции[4]. Н.Г. Салищева поэтому предлагала различать юрисдикцию государственных и некоторых общественных органов в узком (праворазрешительная деятельность) и в широком (оперативно-исполнительная деятельность) смысле[5].

 

П.С. Дружков, в целом соглашаясь с данной позицией, указывал, что юрисдикция является центральным элементом во властной деятельности государства: «все остальные акты органов государства и общественности принимаются либо в целях осуществления (исполне-ния) юрисдикционного акта (исполнительный лист), либо проверки законности и обоснованности юрисдикционных актов (кассационное определение), либо создания условий юрисдикционной деятельности (обвинительное заключение)»[6].

 

Данный вывод делался на основании лингвистического и исторического толкования рассматриваемого термина. В Древнем Риме термином juris dictio обозначали правосудие. Существует и другое объяснение происхождения термина от jus dicere (от лат. «право» и «провозглашение»).

 

Юрисдикционная функция была присуща всем субъектам правительственной (преторской) власти, а власть исполнительную и судебную римляне, как и другие древние народы, не различали. По свидетельству С.А. Муромцева «во времена полного расцвета преторской юрисдикции… на первом плане действовал преторский эдикт. Это длинный ряд постановлений, создающих общенародное гражданское право… Другая часть эдиктальных постановлений возникла как закон, сразу в виде юридической нормы… Именно в области преторской юрисдикции в виде эдикта законодательство получило… решительный перевес над казуальной практикой»[7].

 

Автор считает вполне допустимым признать по аналогии юрисдикционным актом любой конституционный акт, которым разрешается наличный или предполагаемый спор о праве, о приоритете одних законодательных норм перед другими, о компетенции тех или иных государственных органов. Необходимость в конституциях возникает на более позднем этапе развития публичного права, когда законотворческие и правоприменительные органы нуждаются в конкретных правовых ориентирах, в системообразующих принципах для своей деятельности, а прежние правила (традиции и обычаи) уже не удовлетворяют этим потребностям. Никто, кроме суверенного государства, в лице его высших органов, не мог разрешить этот наличный или предполагаемый спор.

 

Здесь следует, пожалуй, добавить, что уже в то время среди компонентов юрисдикции различались: полномочия руководить судебным процессом (mera notio), полномочия судить и выносить решение (juris dictio), полномочия обязать к подчинению и исполнению принятого решения (imperium)[8]. Кроме того, преторское право, как и последующие императорские «конституции», характеризуют собой достаточно высокий этап развития государства и права: было необходимо установить иерархию складывавшихся веками правовых норм, - тогда как юрисдикционный способ разрешения споров возник значительно раньше. Он заключается в рассмотрении компетентным органом (лицом) юридического дела по существу и принятии по нему публичного властного решения. Тогда же сформировались и древнейшие процессуальные принципы: «нельзя быть судьей в своем деле», «выслушай и противоположную сторону», «установи вину и решай по закону» и др.

 

Но в последующем понятие юрисдикции прочно связывалось вплоть до Нового времени с реализацией государственного суверенитета в сфере исполнительной (административной), прежде всего, правоохранительной деятельности, а затем - в период формирования абсолютистских государств, светской власти и единого экономического пространства - и судебной власти.

 

В эпоху Рима эта метаморфоза произошла по причине того, что общество оставалось расколотым на множество конкурирующих локальных образований: кланов, общин, сословий и социальных групп. Для которых был необходим непререкаемый авторитет и сила (imperium) военного вождя (претора, диктатора), который и судил по древнему обычаю свободных граждан в походе, без различия происхождения и прежних заслуг.

 


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное