+7 495 514 02 76

Москва и Московская область

 

+7 495 9 955 955

Многоканальный телефон для Москвы и МО

Понятие экономической преступности в современной криминологии - О.В.Дмитриев

Дата: 09.09.2011    Автор: О.В.Дмитриев

     Проблема экономической преступности исследуется с различных позиций в рамках зарубежной (западной) и отечественной криминологии. Эти различия обусловлены двумя факторами: исходными теоретическими положениями и квалификацией криминологов.

Экономическая преступность в советской (российской) криминологии подвергалась изучению с позиций марксистского подхода. Из теории марксизма мы знаем, что производственные (базисные) отношения определяют надстройку и, следовательно, право. Производственные отношения придают всем общественным явлениям и обществу в целом исторически определенное социальное качество. Само выделение производственных отношений как отношений объективных, материальных, от сознания людей не зависящих, составляет центральный пункт в выработке материалистического понимания истории[1].

Право возникает как возведенная в закон воля господствующего класса, воля, содержание которой определяется материальными условиями жизни этого класса. Право зарождается в силу тех же причин, что и государство: появления частной собственности, образования антагонистических классов. Возникновение частной собственности породило и право собственности. Имущественное различие, деление общества на богатых и бедных в корне изменило традиционные обычаи, привычки и действия людей. С разделением общества на классы эксплуататоры стремятся приспособить существующие обычаи и нормы к новым отношениям неравенства и создают новые правила поведения — правовые нормы, в которых выражается воля не всего общества, а только одного господствующего класса. Соблюдение норм права обеспечивается государственным принуждением[2]. Отсюда и подход к пониманию экономической преступности, который охватывает различные ее проявления (в генезисе и развитии).

Во-первых, экономическая преступность может быть рассмотрена в виде классовой борьбы как отношения к собственности. Она приобретает характер вредительства со стороны угнетенных богатым собственникам, выражая тем самым протест против навязываемой системы отношений к средствам производства.

Примером тут может служить «война против машин». «Наемные рабочие на первых порах также пытались задержать развитие крупной промышленности. Они разрушали новые машины, сопротивлялись введению женского труда и т.п. Но они раньше, чем ремесленники, поняли, как нелепо такое поведение. Они нашли другие, более действенные средства бороться с вредными последствиями капиталистической эксплуатации; этими средствами были их экономические организации (профессиональные союзы) и их политическая деятельность»[3].

Во-вторых, экономическая преступность, по марксизму, может выражать стремление разрушить старую систему, чтобы добиться инноваций. Как замечает К. Каутский, капиталистическая эксплуатация вовсе не является порождением какого-нибудь определенного права. Ее потребности, наоборот, создали действующее теперь право и привели его к господству. Право не порождает эксплуатацию, а лишь заботится о том, чтобы как эта эксплуатация, так и вся промышленная жизнь шла как можно глаже[4]. Это действительно так. Но возникающий класс собственников чувствует себя стесненно в рамках старых правил и начинает внедрять новые «правила игры» в экономическом поле, что требует преодоления сопротивления старого класса лиц, владеющих собственностью.

В-третьих, экономическая преступность представляет собой вид экономической борьбы. Это касается, в частности, противоречий между собственниками и государством, а также противоречий между самими собственниками.

Как видим, марксистский подход, выдвигая во главу угла систему экономических отношений, достаточно продуктивен и в принципе его следует иметь в виду в ходе дальнейшего анализа. Такой вывод объективен, прежде всего, потому, что экономическая преступность — это политэкономическая категория, где экономика тесно переплетается с политикой.

С началом реформ в России марксизм подвергся резкой критике. Однако из этого вовсе не следует, что марксистская теория полностью ошибочна: в ней достаточно много глубоких и верных обобщений. И уж во всяком случае, вряд ли кому-либо удастся опровергнуть тезис о том, что экономическая преступность есть порождение господствующего способа производства.

В своем классическом виде экономическая преступность — порождение капиталистического общества, основанного на рыночном хозяйстве. Совершенно иные свойства она имеет в условиях тоталитарного государства с жестким государственным контролем за экономическими отношениями и, в особенности, — за прибылью от экономической деятельности. История социалистического государства красноречиво свидетельствует о том, что любые невыгодные ему формы деятельности не только запрещаются, но и подвергаются жесточайшему преследованию. Всеобъемлющий контроль за производством и распределением материальных ценностей существенно ограничивает формы отклоняющегося поведения в рассматриваемой сфере.

Учитывая, что Россия избрала рыночную стратегию реформирования экономики, уместно обратиться к исследованиям проблемы экономической преступности, осуществленным западными криминологами.

Характерной особенностью этих исследований является отсутствие операционального определения экономической преступности. Начиная с Э. Сатерленда, который ввел в научный оборот понятие беловоротничковой преступности[5], никто из последующих криминологов не смог создать определение, способное придать изучаемому явлению более или менее четкие очертания. Так, известный шведский криминолог Бу Свенссон пишет, что понятие «экономическая преступность» не имеет четких уголовно-правовых границ и включает целый ряд явлений различного рода. В соответствии с этим понятием, используемым государственными органами, ведущими борьбу с преступностью, к экономической преступности должна относиться, прежде всего, преступность, имеющая в качестве прямого мотива экономическую выгоду. Кроме того, она должна носить длящийся характер, осуществляться систематически и в рамках легальной хозяйственной деятельности, на основе которой возникают преступные деяния[6].


Вернуться к списку книг

Периодические издания

Юридические услуги

Яндекс.Метрика

Поделиться ссылкой на выделенное